Центр Содействия Военно-Спортивным Патриотическим Молодёжным Объединениям




1.2/5 (35 голоса)

Ю. В. Скороход

Лауреат Государственной премии СССР

Что мы знаем и чего не знаем о Великой Отечественной войне.

Краткая биографическая справка

Юрий Всеволодович Скороход родился в 1915 г. в г. Житомире Волынской губернии в семье учителя. Согласно «метрической выписке» - «родился православным» (в то время указывалась не национальность, а вероисповедание).

В 1940г. закончил Ленинградский кораблестроительный институт и работал по специальности.

С июля 1941г. по декабрь 1948г. находился в вооруженных силах. Участвовал в обороне Ленинграда и следующих наступательных операциях: по освобождению Донбасса: Мелитопольской, Нижнеднепровской (был ранен), Белорусской, по освобождению Прибалтики, Познанской, Восточно-Померанской, Висло-Одерской (был ранен) и Берлинской, находясь в частях Второй гвардейской и Шестьдесят первой армий на должностях от командира взвода до офицера Второго отдела штаба армии.

С января 1946г. по декабрь 1948г. работал в ЦНИВК’е ВМС. Из вооруженных сил выбыл по состоянию здоровья (инвалид ВОВ).

С января 1949г. по апрель 1997г. работал в ЦНИИ 45 - ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова, занимая последовательно должности старшего инженера, ведущего инженера, главного конструктора, начальника сектора и ведущего научного сотрудника.

Автор нескольких книг и до 70 статей в области военного кораблестроения. За участие в создании новых образцов военно-морской техники удостоен Государственной премии СССР.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Краткий анализ историографии Второй мировой и Великой Отечественной войн
2. Предвоенная обстановка
3. Готовность СССР к войне
4. Почему не состоялся альянс Англия-Германия, кто начал Вторую мировую и Великую Отечественную войны, почему СССР не ожидал нападения Германии 22 июня 1941 г. и окончательная расстановка сил
5. Непосредственные и потенциальные противники СССР в Великой Отечественной войне
6. Деятельность Советского правительства в первые дни войны
7.Военные действия в ходе Великой Отечественной войны
8. Деятельность Военно-морского флота и морских стрелковых бригад во время Великой Отечественной войны
9. Перестройка народного хозяйства страны в ходе Великой Отечественной войны
10. Союзники СССР по военному блоку
11. Враждебные СССР воинские формирования из числа своих граждан
12. Партизанское движение во время Великой Отечественной войны
13. Российская эмиграция во время второй мировой и Великой Отечественной войн
14. Церковь во время Великой Отечественной войны
15.Людские потери СССР в ходе Великой Отечественной войне
16. Непосредственные организаторы победы СССР в Великой Отечественной войне
17. Итоги Второй мировой и Великой Отечественной войн
18. Белые пятна Второй мировой и Великой Отечественной войн
Источники

1. Краткий анализ историографии Второй мировой и Великой Отечественной войн

Этот раздел статьи можно было бы назвать “Вместо предисловия” или “Обоснование лозунга: установление правды о Великой отечественной войне, доведение этой правды до широких масс и сохранение её является для нашего народа задачей национального масштаба”.

Начинать статью приходится с комментария, что термин “Великая Отечественная Война” (ВОВ) не признаётся современной зарубежной историографией – согласно последней ВОВ просто часть “Второй мировой войны” (ВМВ). ВОВ действительно часть ВМВ, но является её решающей частью, определившей исход ВМВ, именно Советская армия противостояла один на один на Европейском континенте непобедимой до того немецкой армии, разгромила её и этим спасла человечество от уготованного ему существования по законам богопротивной расовой теории Гитлера.

В термине “ Великая Отечественная Война” отражено выкристаллизовавшееся с начала войны единство, как всех слоёв общества, так и всех народов, проживающих на советской земле. Однако, блистательные победы советской армии, как на Европейском, так и на Азиатском континентах, не устраивали не только врагов, но и союзников. Ведь признать эти победы, – значит, признать победу советского строя, руководства страной и сплочённого им народа.

Первые сведения о событиях ВОВ население получало из газет и радиопередач. По мере накопления этой информации возникала необходимость в систематизации и её изучению. По этому вопросу было принято несколько решений ЦК ВКП(б), и в декабре 1941 г. при АН СССР была учреждена “Комиссия по истории ВОВ”. Затем аналогичные комиссии были созданы во всех республиках, краях, областях, наркоматах, при аппарате ЦК ВКП(б) и в штабах Советской Армии и ВМФ.

Первыми документами, обобщающими опыт войны, были доклады руководства страны. К числу последних документов следует отнести и вышедший в 1944г. первый том трудов “Внешняя политика СССР в период Великой Отечественной Войны”. После окончания войны во многих журналах и книгах публиковались статьи об отдельных операциях и других вопросах ВМВ. К середине 50-х годов появились труды по истории и итогам Второй мировой войны, в которых немецкие генералы спешили отмежеваться от Гитлера и свалить на него всю вину за проигранные ими сражения [1, 2, 3 ]. Несколько позже в военных журналах СССР (“Военная мысль”, “Морской сборник”, “Военный зарубежник”) начали печататься переводы статей английских и американских авторов, касающиеся отдельных вопросов ВМВ. Обобщающие же американские и английские труды нашим читателям были неизвестны.

Первый отечественный капитальный труд под названием “Сборник материалов по истории военного искусства в Великой отечественной Войне” [4] появился в 1955 году, но был малодоступен, поскольку имел гриф “Только для адмиралов, генералов и офицеров Советской армии и Военно-морского флота».

Такой же гриф с началом холодной войны получили упомянутые выше военные журналы. В конце 1955 г. в свободную печать поступили “Очерки истории Великой Отечественной войны”, изданные АН СССР [5]. С конца 50-х годов и до распада СССР издавалась серия “ Военных мемуаров” (до 200 ед.), с 1959 г. было возобновлено издание “Военно-исторического журнала” (ВИЖ). В 1960 – 1963 г.г. вышло шеститомное издание “История Отечественной войны”, с которого , по указанию Н. С. Хрущёва, началось переписывание истории ВОВ (два тома были переизданы).

Н.С.Хрущёв ненавидел И.В.Сталина за смерть своего старшего сына и сам не мог не понимать, что, как вождь он не идёт ни в какое сравнение с И. В. Сталиным. Стараясь, во что бы то ни стало, дискредитировать И. В. Сталина, имя которого было неразрывно связано с величайшими военными победами, Н. С. Хрущёв шёл и на дискредитацию самих побед, заявляя о неоправданных жертвах в начальный период войны, о неподготовленности страны к войне, о “зверствах” энкеведешников во время войны и т.п. Всё это с восторгом встречалось нашими потенциальными противниками и муссировалось ими в ущерб стране. В дальнейшем с приходом каждого нового министра обороны в историю ВОВ вносились определённые уточнения, не менявшие сути, но несколько переставлявшие акценты.

В целях упорядочивания работ по военной истории, повышения их качества и доведения до массового чтения, в начале 1966 г. вышло Постановление ЦК КПСС об учреждении в системе Минобороны всесоюзного “Института военной истории”. Под его руководством и при его непосредственном участии в1964-1974 г.г. была издана многотомная серия (свыше 20 томов) “Вторая мировая война” в исследованиях, воспоминаниях и документах. В 1973-1982 г.г. вышла двенадцатитомная “История Второй мировой войны”. В 1976-1980 г.г. вышла восьмитомная “Советская военная энциклопедия”, в которой большая часть посвящена ВОВ. Последними обобщающими изданиями о ВОВ были однотомная энциклопедия [7] и словарь-справочник [8] . Всего за период 1945-1985 г.г. в СССР было издано около 20 тыс. наименований книг и брошюр о ВОВ.

В указанных изданиях объективно излагается динамика событий ВМВ и ВОВ, но имеет место излишняя политизация и небольшой гиперболизм. При этом главное внимание уделялось чисто военным вопросам (ходу боевых действий, целям проведения операции, эффективному использованию оружия и, особенно, моральному состоянию личного состава) без анализа не только политических, но и стратегических целей воюющих сторон.

Историография бывших союзников и противников СССР в войне – это сложнейший конгломерат различных течений , школ и группировок, объединенный общей идеологией. При этом спецификой историографии каждого из участников войны является истолкование важнейших проблем войны с точки зрения сегодняшних интересов своей страны. По направленности эта историография разделяется на две группы: объективно-доброжелательную и тенденциозно-враждебную, причем, если в первые послевоенные годы по горячим следам войны преобладало первое направление, то с началом холодной войны – второе, ставшее государственной политикой ведущих западных стран. Эта политика осуществляется в США - Центром военной истории при конгрессе, в Великобритании –Исторической секцией кабинета министров, в Германии – Военно-историческим управлением бундесвера, в Японии – отделом управления национальной обороны.

Рассматривая ВМВ как решающее событие ХХ века, страны-участники уделяют ей большое внимание. Так, в США издано 85-томное издание “Армия США во Второй мировой войне”, в Англии – 80-томная “Официальная история Второй мировой войны”, в Германии – 40-томное издание “Германский рейх и Вторая мировая война”, в Японии – 96-томное издание “Официальная история войны Великой Восточной Азии” [7].

Основная направленность доминирующей последнее время тенденциозно-враждебной нашей стране историографии сводится к следующему:
- стремлению снять с империалистических государств ответственность за развязывание ВМВ, переложив её на СССР или, по крайней мере, рассматривать его как соучастника этой ответственности. При этом делается попытка представить нападение Гитлера как вынужденную меру защиты Европы;
- преуменьшению вклада СССР и лично И.В.Сталина в дело разгрома фашистского блока, объясняя победы экономической мощью и организационными возможностями США;
- тенденциозному толкованию источников победы СССР, объясняя последнюю проснувшимся национализмом и забывая, что среди сражающихся были люди двух десятков национальностей, нескольких вероисповеданий и двух рас;
- лживым утверждениям, что СССР в конце войны вводил свои войска в некоторые страны вопреки желанию коренного населения.

Установить истину о политических и военных намерениях воюющих сторон можно только на основании документальных данных. Такие данные начали появляться после рассекречивания архивов воевавших сторон: англо-американских – с конца 80-х годов, советских – с начала 90-х годов. Однако, полная правда о победе СССР в войне не устраивала горбачевско-ельценский режим. Подтверждением сказанного является развернутая в конце 80-х годов коротичевским “Огоньком” фальсификация событий ВОВ и наводнение отечественного книжного рынка с начала 90-х годов, под прикрытием “свободы слова” опусами Резуна-Суворова и Бунича, в которых бездоказательно и мифологически трактуется начало ВОВ. Причем, в декабре 1999 года, эта трактовка повторяется в телепередаче Е. Кисилёва. Под всякими соусами обеляется личность А. А. Власова, части которого в апреле 1945 г. защищали Берлин под командованием немецких генералов. В 1998 году без комментариев по ОРТ демонстрируется английский сериал о ВМВ, в котором битва при Эль-Аламейне приравнивается по значимости Сталинградской, а высадка союзников на Сицилию – битве на Курской дуге и т.п. Не следует забывать также, что с конца 80-х годов до распада СССР вместо теоретического журнала ЦК КПСС “Коммунист” начал выходить журнал “Из архивов ЦК ВКП(б)” под редакцией А.Яковлева, в котором публиковались негативные факты, затрагивающие деятельность КПСС, в том числе и во время ВОВ (возникновение бандформирований, депортация неблагонадёжного населения и т.п.) см. раздел 8 настоящей статьи. В тоже время продолжал функционировать упомянутый выше институт военной истории, остающийся государственным учреждением. К 55 годовщине Победы под его руководством и при его непосредственном участии было опубликовано 23 тома рассекреченных документов (Государственного Комитета обороны, Ставки верховного главнокомандования, наркоматов обороны и военно-морских сил и других государственных и военных учреждений), свыше 200 трудов, касающихся ВОВ и четырёхтомник “Великая отечественная война 1941-1945 г.г.”. Несомненный интерес представляет и выпущенные издательством “Международные отношения” “ Очерки истории российской внешней разведки” под редакцией Е.М.Примакова (к 2000 г. вышло четыре тома). К сожалению, все перечисленные труды, кроме последнего, изданы мизерными тиражами и проигнорированы СМИ. Лишь незначительная часть работ Института военной истории была опубликована в Военно-историческом журнале. Этот патриотический журнал, освещая военную историю периода от феодального общества до середины ХХ века, издаётся шесть раз в год тиражом 5 тыс. экземпляров. Из изложенного видно, что при сложившейся ситуации, подавляющая масса населения страны и, прежде всего, молодежь не может знать всей правды о ВОВ. Рассекреченная документация не могла быть учтена в советских изданиях (т.е. до 1990г.), а последующая за ней преподносится с англо-американской подачи, подтачивающей корни наших побед. К сказанному следует добавить следующее. Одним из аспектов государственной горбачевско-ельцинской политики было “втискивание” СССР со спецификой его истории в рамки европейской цивилизации, сложившейся в совсем других условиях. Для достижения этой цели была развернута широкая пропагандистская компания: с одной стороны – гиперболическое восхваление “достоинств” западной цивилизации, а с другой – разрушение социально-политических, духовных и культурных ценностей, присущих не только советскому строю, но и вековой русской государственности, т.е. ставка делалась на размывание того фундамента, на основе которого страна успешно развивалась, побеждала, крепла и достигла своего величия, став сверхдержавой, фундамента, позволившего объединить и сплотить народы разных национальностей, религий и слоёв общества. Делалась попытка создать на смену уходящему поколению человека “новой формации”, т.е. безродного космополита, признающего только власть денег (а, конкретно, доллара) и стремящегося достичь личного комфорта любыми средствами, не понимающего кто его настоящий враг, а кто друг и, тем более, что нужно предпринять для обеспечения безопасности его страны, а, следовательно, и его самого. Технология достижения поставленной цели была тщательно разработана и реализовалась следующим образом. С конца 80-х годов отечественный книжный рынок был перегружен (под прогрессивным лозунгом “свобода слова”) наряду с враждебной СССР переводной и белоэмигрантской литературой, поносящей как И.В.Сталина и его соратников, так и русских царей, особенно Ивана Грозного, Петра Великого и Екатерину Вторую. Для последней цели широко использовались опусы польского писателя Казимира Валишевского (1849 – 1935 гг.), охарактеризованных в одном из первых русских энциклопедических словарей (братьев Грант), как перегруженные бытовыми подробностями и не представляющие научной ценности. Постепенно, но в возрастающем масштабе, в компанию по фальсификации русской истории включились СМИ, причём особенно усердствовали неизвестные доселе журналисты, публицисты, литераторы и лица, обиженные советским режимом. Слово предоставлялось даже буржуазным националистам и бывшим власовцам. Выше, на основании фактического материала было показано, какое большое внимание недруги нашей страны уделяют фальсификации ВОВ. Из сказанного же сейчас видно, зачем они это делают: - потому, что победа в ВОВ пока ещё не может быть забыта народами и является самым убедительным доказательством жизнеспособности, как советского строя, так и русской государственности. Это утверждение пытаются опровергнуть ссылкой на распад СССР, что является передержкой. За конкретный исторический период истории СССР ( 1921 – 1945 ) была точно сформулирована цель страны, вытекающая из сложившейся международной обстановки – обеспечение её выживания (т.е. готовности к войне, обеспечения неприкосновенности её границ и уничтожение врага на его территории). Намеченная цель была достигнута, причём при самых неблагоприятных для страны условиях. Послевоенный период протекал в других условиях, чем довоенный и для него должны были быть правильно сформулированы свои цели, что новым руководством страны не было сделано. Дальнейшее рассмотрение данного вопроса выходит за рамки настоящей статьи.

Из всего изложенного явствует, что доведение всей правды о ВОВ до широких масс нашей страны, и, прежде всего, до молодёжи, является в настоящий момент задачей государственной важности.

Ниже, на основании рассекреченных архивов воюющих сторон, делается попытка представления обновлённой трактовки основных событий Второй МВ и ВОВ и на её основе – опровержения имеющей место дезинформации об этих событиях. При этом, приведенный цифровой материал кроме снабжённого специальной ссылкой, соответствует данным источника [7] прилагаемого перечня.

2. Предвоенная обстановка

В этом разделе систематизируются и формализуются известные в настоящее время факты и приводятся обстоятельства, неизвестные в советское время и замалчиваемые в настоящее время, которые существенно повлияли ( если не определили) время начала как ВМВ (возможно), так и ВОВ (безусловно).

К концу 30-х годов на Европейском материке сложились три антагонистические военно-политические группировки:
- империалистических государств, победивших в Первой МВ, разделивших мир в своих интересах и стремившихся сохранить их (Англия, Франция, США);
- империалистических государств, ущемлённых в своих интересах при последнем разделе мира и стремящихся к новому его разделу, прикрываясь при этом устраивающим страны первой группы, лозунгом антикоммунизма (Германия, Италия, Япония) и подписавшими в 1936 г. Берлинский пакт (тройственный союз), к которому в 1940-41 г.г. последовательно присоединились Румыния, Финляндия, Болгария, Словакия, Хорватия, Испания, Таиланд и Мажоу-Го);
- СССР, превратившийся за годы пятилеток из промышленно-отсталой и зависящей от развитых стран Царской России, в независимую, принципиально новую государственную структуру с всесторонне развитой промышленностью, сырьевой, энергетической и продовольственной базами. Хотя СССР и потерял в результате Брестского мира 1918 г. ряд территорий, на которых проживало его коренное население (русские, украинцы, белорусы, молдаване, армяне), и он поддерживал намерение этой части населения к воссоединению, но не выходил при этом за рамки дипломатических путей и государственных договоров, настаивая на организации действенной системы коллективной безопасности.

Международной организацией, призванной (в соответствии с её Уставом) обеспечивать сотрудничество между народами и гарантировать им мир и безопасность, была в то время Лига наций , созданная в 1919 г., как враждебная нашей стране организация. Однако, в 1934 г. после выхода из неё Германии и Италии, СССР был приглашен в неё и использовал своё влияние для борьбы против фашистской агрессии и пособничества ей, стремясь превратить эту организацию в инструмент мира.

Государства группировок интенсивно вооружались, причём США и Англия помогали в этом Германии, стремясь направить её экспансивные намерения против СССР. Поэтому Германии позволили, несмотря на протесты СССР, в 1935 г. и в нарушение Версальского договора, ввести всеобщую воинскую повинность и приступить к изготовлению запрещённого ей вооружения, занять демилитаризованную Рейнскую зону, в 1937 г. принять участие (вместе с Италией) в мятеже против всенародно избранного правительства Испании, в1938-1939 г.г. оккупировать Австрию и Чехословакию.

Тем временем, перечисленные выше группировки, продолжали гонку вооружения и вели политику, обоснованную теперь (отсутствующим в то время) математическим аппаратом теории игр [9], искали для себя компромиссные решения, позволяющие превратить три антагонистические группировки в две. Аппарат теории игр подсказывает также, что при сопоставимом равенстве сил противоборствующих сторон и методически правильном использовании имеющейся у них информации, выигрывает сторона, располагающая максимум информации по решаемому вопросу. В соответствии с изложенным, для оценки успешности действий противоборствующих сторон, следует рассматривать их информационные возможности, определяемые, прежде всего, их разведывательными службами.

В первой из рассматриваемых группировок, лидировала английская внешняя разведка “Интелленджент сервис”, созданная ещё в конце ХУ века и ставшая со времён Великой французской революции государственной структурой. Её характерные особенности – неменяющаяся целенаправленность, глубоко законспирированные корни, разветвленность во всем мире. Наряду с ней, у англичан к началу войны имелся и ряд других разведывательных служб: дипломатическая, родов войск, экономическая и др. Деятельность французского “Второго бюро” была менее масштабной. Американская разведка в то время, если и существовала, то была крайне слаба, о чём, в частности, свидетельствуют события в Пирл-Харборе в декабре 1941 г.

Германская разведывательная система имела не меньшее число разведывательных служб, чем английская, но главными из них являлись:
- внешняя разведка СС, руководимая В. Шелленбергом;
- военная разведка, возглавляемая В. Канарисом.

Спецификой немецких разведывательных служб были два принципа: “тотальный шпионаж” (каждый немец, находящийся вне “фатерланда” должен ему служить) и создание в интересующих Германию странах “пятых колонн” (объединений профашистски настроенных групп из числа граждан данной страны).

Основу советской разведывательной службы к началу войны составляли:
- внешняя разведка, курируемая Л.П.Берией;
- военная, руководителями которой в 1935 – 1941 г.г. были: Я.К.Берзин С.П.Урицкий, И.И.Проскуров и Ф.И.Голиков.

Спецификой отечественной разведывательной службы являлись:
- наличие в некоторых зарубежных компартиях специального подразделения, по существу занимающегося разведывательной деятельностью,
- широкое внедрение агентуры в белоэмигрантские круги,
- наличие во всем мире противников фашизма, которые, не будучи штатными агентами, предоставляли советской стороне важную информацию.

Кроме того, на советскую разведку, по чисто идейным соображениям, начинала работать “Кембриджская пятёрка”, проникшая позже в разведывательную и контрразведывательную службы Англии.

До 1939 г. уровни информации перечисленных группировок друг о друге были, в принципе, адекватны и предпринимаемые ими действия (зондирующие германо-английские переговоры засылка Гесса в Англию, договор между СССР и Германией от августа 1939 г. о ненападении и др.) были научно объяснимы и соответствовали индивидуальным интересам сторон.

Сложившееся информационное равновесие было нарушено весной 1939 г., когда английская сторона случайно получила доступ к немецким правительственным секретам. В находящимся севернее Лондона местечке Блетчли в дешифровальном центре при “Правительственной школе кодов и шифров” был раскрыт секрет “Энигмы”, электронной шифровальной машинки, используемой Верховным командованием Вермахта, центральными аппаратами СС, СД и полицией для шифровки секретнейших данных, передаваемых по радио. Ежедневно немецкой стороной велось до двух тысяч таких переговоров, причем немецкое командование было уверено в невозможности их дешифровки. Работа “Центра” находилась под непосредственным контролем У.Черчилля, структура и оборудование его непрерывно совершенствовалась, персонал находился на казарменном положении и составлял несколько тысяч высококвалифицированных специалистов [10]. Получив качественный информационный перевес, Англия превратилась в хозяина конфликтной ситуации. Положение стало аналогичным “Домбайскому боксу” – битвами подушками троих, когда первым двум завязывают глаза, а третьему этого не сделали, чего первые два не знали.

Забегая вперёд, отметим, что согласно упомянутому источнику [10], информация “Ультра” позволила англичанам только до начала нападения Германии на СССР предвидеть падение Франции и спасти свой экспедиционный корпус от больших потерь, благополучно эвакуировав его, выиграть “воздушную” битву за Англию и т.п..

3. Готовность СССР к войне

В СМИ сегодняшнего дня утверждается, что, судя по большим потерям территории, населения, вооружения и военной техники в первые дни войны, СССР не был к ней готов, в чём было виновато как его руководство, так и государственный строй. Рассмотрим, так ли это было.

С первых дней существования Советского государства вопрос ведения войны (под чем тогда понималась оборона своих границ) имело для него первостепенное, если не главное значение. Рассмотрим этот вопрос по состоянию на конец 30-х годов.

Исход войны определяется экономическим, научно-техническим, моральным и военным потенциалами страны, её геополитическим положением (постоянно действующие факторы) и условиями ведения войны – её объявлением или внезапным нападением и соблюдением международных конвенций [11].

Экономический и научно-технический потенциалы. За 1928-1940 г.г. доходы страны возросли более чем в пять раз, выработка электроэнергии – в 9,7 раз, добыча угля – в 4,7 раза, добыча нефти – в 2,7 раза, выплавка стали – более чем в 4 раза, а продукция машиностроения – в 20 раз. Были построены такие гиганты индустрии как Горьковский автомобильный завод, Сталинградский и Челябинский тракторные заводы, Уральский завод тяжёлого машиностроения и т.д. В Донбассе, Сибири, на Урале и Кольском полуострове развивалась добыча цветных металлов и, прежде всего, алюминия. На востоке страны в дополнение к Донбассу создавался второй угольно-металлургический комплекс, стремительно развивался и Карагандинский угольный бассейн, Между Волгой и Уралом создавалась нефтедобывающая перерабатывающая база. К началу войны восточные районы давали уже около 20% всей продукции страны.

Особое внимание в стране уделялось развитию оборонной промышленности. В 1936 г. из Наркомата тяжёлой промышленности был выделен Наркомат оборонной промышленности, который в 1939 г. разделился на наркоматы вооружения, авиационной, судостроительной и танковой промышленности. Создавались новые проектные организации для разработки вооружения и военной техники, заводы для их изготовления и полигоны для испытаний. Из репрессированных специалистов оборонного профиля организовывались “отдельные” и “специальные” конструкторские бюро. При Академии Наук СССР был учреждён отдел военных исследований и организована дополнительная экспериментальная база. В Ленинграде в районе Средней Рогатки (Московский район) начато строительство единой экспериментальной базы военного и гражданского судостроения, удовлетворяющей потребностям проектирования отечественного океанского военного, коммерческого, речного и рыбодобывающего флотов на самом современном техническом уровне. В конечном итоге в стране были созданы отечественные авиационная, танковая и химическая промышленности и началось становление реактивной техники. Некоторые “невоенные” заводы (особенно судостроительные) переводились на выпуск военной продукции. Был проведен тщательный анализ производимого и разрабатываемого вооружения, на основании которого отказались от строительства некоторых боевых кораблей и дирижаблей и за этот счёт увеличили выпуск танков, артиллерии и боевых самолётов. Характерно, что темпы выпуска военной продукции в последние предвоенные годы в 1,5 - 2 раза превосходили темпы роста промышленности в целом.

Моральный потенциал. На его формирование большое влияние оказала принятая в 1936 г. Конституция, законодательно закрепившая достижения страны, уравнявшая её граждан в правах и гарантирующая им определённые свободы. Опираясь на неё, пропагандировалось возвращение к патриотическим корням и идеям русского национального государства, Из единого центра (ЦКВКП(б) до самых низов (первичные партийные организации) была сформирована, находящаяся под строгим контролем иерархическая структура воздействия на всю культурную и духовную жизнь общества, целенаправленно подготовлявшая народ к единству в условиях мира и войны. Прививалось новое отношение к труду, как к делу “чести, доблести и геройства” и к социалистической собственности, как к основе благосостояния каждого гражданина. Велось воспитание масс в духе дружбы народов СССР, аргументированное историческими примерами, показывалось, что крайний национализм выгоден только эксплуататорам народных масс и враждебен последним. Из изложенного вытекал лозунг о необходимости защиты своего отечества – единственного в мире социалистического острова, окружённого со всех сторон враждебными ему империалистическими странами. Эффективность проводимой идеологической работы с течением времени повышалась, прежде всего, за счет улучшения благосостояния трудящихся. В конце 1934 г. была отменена карточная система и положение с продовольствием ежегодно улучшалась. Была ликвидирована безработица, расширялась сеть всесоюзных здравниц и учебных заведений всех уровней и т.п. С 1939 г прекратились не только необоснованные репрессии, но и после пересмотра дел началось массовое возвращение реабилитированных, только в 1939 г. их было 837 тысяч.

Подытоживая сказанное, можно утверждать, что развёрнутая в стране идеологическая работа обеспечила сплочённость народа в самых неблагоприятных для страны условиях, что в конечном итоге и позволило выиграть войну [12].

Военный потенциал страны зависит от количества её населения и подготовки его к ведению войны, количества и качества вооружения и военной техники, оптимальности структуры вооружённых сил и их мобилизационной готовности.

По численности населения СССР превосходил Германию с её сателлитами. Население было поголовно грамотным (причем большая его часть, родившаяся после революции, имела среднее образование и была здоровой, из числа призывников непригодных для несения военной службы было не более 7%). Численность вооружённых сил неизменно возрастала и к началу войны была доведена до 11,4 млн. человек (в то время как у Германии она составляла 9,6 млн. чел.).

За тридцатые годы численность военных учебных заведений в СССР возросла почти на порядок. К началу войны в стране имелось 203 средних военных училища. 19 военных академий, 10 военных факультетов при гражданских вузах, 7 военно-морских училищ и свыше 10 училищ НКВД. При отдельных учебных полках были учреждены школы младших командиров. Была расширена деятельность военно-спортивных организаций (типа “Осовиахим”), пользовавшихся популярностью у молодёжи, в которых целенаправленно проводилась военная подготовка, в 10-х классах средних школ, большинстве техникумов и вузов введено “военное дело”, причём, прежде всего, изучалось стрелковое оружие. В сентябре 1940 г. не была произведена очередная демобилизация рядового, сержантского и старшинского состава.

В связи с необоснованными репрессиями 1937-1938 г.г. в вооружённых силах возникла проблема с кадрами командного и начальствующего состава РККА и РККФ всех уровней. Проблема решалась за счёт призыва из запаса, расширения сети военно-учебных заведений и организации при крупных воинских частях краткосрочных курсов командного состава. Кроме того, в ряды РККА и РККФ после пересмотра дел было возвращено около 90 тыс. необоснованно репрессированных всех уровней, вплоть до генералов.

Предназначенное для войны вооружение разрабатывалось по собственным проектам, строилось и изготовлялось на собственных заводах и из собственного сырья. Вооружения имелось в достаточном количестве, но часть его несколько уступала по боевым качествам немецкому. Однако, в стадии разработки, доводки и налаживания серийного производства находилось значительное количество образцов нового оружия (в частности, танков и самолётов), превосходящих немецкое. Поэтому, те 22 месяца, в течение которых Советскому правительству удалось избежать вступления в войну, имели для страны значение стратегического уровня.

В последние месяцы предвоенного периода по опыту Финско-Советского конфликта (ФСВК), в системе вооружённых сил страны были произведены ряд организационных и структурных преобразований. Был заменен нарком обороны и некоторые другие лица из числа руководства РККА. Призывной возраст на военную службу был сокращён с 21 года до 18 лет, проведена реорганизация военных округов, возобновлено прерванное в 1939 г. формирование механизированных корпусов, введены новые уставы и наставления и т.п. [13].

Система мобилизационной готовности была отработана в СССР к концу 20-х годов и продолжала совершенствоваться в 30-е годы. Начало ВМВ потребовало дальнейшего развития имеющейся системы, и в августе 1940 г. Главный военный совет РККА (С.К.Тимошенко, Г.К.Жуков, Г.И.Кулик, Л.З.Мехлис и Г.А.Щаденко) принял решение о разработке единого мобилизационного плана, реализация которого намечалась с мая 1941 г. Ввиду задержки согласования с промышленностью, календарный план работ был утверждён только в конце 1940 г, а план в целом, получивший шифр МП-41, представлен правительству и утверждён в феврале 1941 г. Разработки документации по плану начались немедленно и планировались к завершению в первом полугодии 1941 г. Согласно плану намечалось развёртывание 303 дивизий ( 198 стрелковых, 61 танковая, 37 моторизованных и 13 кавалерийских), 346 авиационных полков, 5 управлений воздушно-десантных корпусов, 10 отдельных противотанковых артиллерийских бригад, 94 корпусных артиллерийских полков и 72 артиллерийских полка РГК. Общая численность войск в перечисленных выше частях должна была составлять 8,9 млн. чел.[14]. Реализация приведенных выше плановых цифр позволила бы СССР при традиционном начале войны (т.е. при её объявлении) благополучно завершить начальный период войны. Хотя по состоянию на 22 июня 1941 г. некоторые из указанных плановых цифр оказались недовыполненными, однако, произведенный отечественными специалистами скрупулёзный анализ показателей, отражающих материальную объективность мобилизационного развёртывания наших войск в части стрелкового и артиллерийского вооружения, самолётов, танков, транспортных средств, боеприпасов, технических и специальных средств, вещевого имущества и продовольствия свидетельствует о том, что показатели эти лишь незначительно уступали соответствующим показателям развёрнутой германской армии. Они свидетельствуют о том, что в условиях “традиционного” начала войны, советские войска могли оказать должное сопротивление германским войскам (т.е. были достаточными для начального периода войны) и никогда не были так высоки, как в 1941 г. Они даже превосходили соответствующие показатели наших войск при их блистательных победах во второй половине ВОВ [14].

Своему выгодному геополитическому положению СССР был обязан своим славным предкам: Ивану Грозному, Петру Великому, Екатерине Второй, а также И.В.Сталину, обеспечившему в 1939-1940 г.г. присоединение к стране ряда новых военно-морских баз на Балтике, Карельском перешейке, защищавших Ленинград, а также выходов к Дунаю (всего 200 км до Плоешти, снабжавшего вермахт нефтепродуктами) и Карпатам.

СССР подписал почти все международные конвенции, касающиеся войны и в своих планах ориентировался на правила, оговорённые в подписанных конвенциях. СССР не была подписана Женевская конвенция о военнопленных, однако, в начале ВОВ он взял обязательство соблюдения оговорённых в этой конвенции правил.

Из всего изложенного следует, что в СССР в 30-е годы была проведена огромная всесторонняя работа по повышению обороноспособности страны, что в конечном итоге обеспечило не только победу в войне, но и позволило в дальнейшем добиться выгодного для себя нового передела мира. При этом, однако, были недоучтены условия войны, что будет объяснено в следующем разделе.

4. Почему не состоялся альянс Англия-Германия, кто начал Вторую мировую и Великую Отечественную войны, почему СССР не ожидал нападения Германии 22 июня 1941 г. и окончательная расстановка сил

Если спросить любого гражданина СССР, родившегося до окончания ВОВ, кто начал ВМВ и ВОВ, то он, не задумываясь, ответит, что Гитлер. В настоящее же время возможен и такой ответ: “два диктатора – Сталин и Гитлер, борющиеся за мировое господство”. Можно услышать и следующее: “Сталину со всех сторон кричали, что на него нападут, указывали даже дату, но он не реагировал”.

Аргументированное опровержение перечисленных мифологических утверждений следует начать с анализа вопроса, почему не мог состояться альянс Англия-Германия. Располагая информацией “Ультра”, английское руководство имело возможность объективно оценить экономический, научно-технический, моральный и военный потенциал Германии. Оценка сводилась к следующему.

Проводимая Германией с 1933 г. государственная политика (цель – мировое господство) основывалась на разработанной нацистами (Гитлром, Гессом, Гиммлером, Розенбергом, Войтманом и др.) расовой теории, включающей: положения англо-французского обоснования законности колониализма, социал-дарвинизма и мальтузианства, а также древнегреческий миф об Атлантиде. Согласно Платону, в Атлантическом океане на параллели Гибралтара был остров или материк, заселённый народами самой высокой цивилизации. Во время землетрясения остров-материк ушёл на дно, но часть его населения спаслась и в конечном итоге попала в Северную Европу, где растворилась в среде местного населения. Задачей немецкого государства является отбор по антропологическим признакам потомков бывших атлантов и путем селекции выявление людей, имеющих право стать истинными властелинами мира. С этой целью стали создавать войска СС, куда брали только людей, удовлетворяющих ряду специальных требований: по росту – не менее 185 см (сам Гиммлер имел рост около 190 см), пигментации глаз и волос, строению черепа и т.п. Антиподами арийской расы гитлеровцами считались евреи и цыгане, не выполняющие, по мнению гитлеровцев полезной для общества работы и живущие за счет эксплуатации, мошенничества и обмана. Практические шаги по достижению поставленной цели вначале сводились к еврейским погромам и стерилизации “неполноценного” немецкого населения (в Германии было стерилизовано около 400 тыс. “неполноценных” немцев). Такой путь, однако, показался гитлеровцам слишком долгим и они приступили к разработке методов промышленного уничтожения населения оккупированных ими стран.

Намерения Гитлера совпадали с интересами германских промышленников, и ещё в 1933 г. в стране был утверждён “Генеральный совет германской экономики”, в состав которого наряду с представителями власти (в частности, председателя рейхсбанка Шахта, начальников главных административно-хозяйственных управлений вермахта и частей СС генерал-майора Томаса и обергруппенфюрера Поля) входили также представители крупных концернов Круппа, Тиссена, Шредера, Сименса, Боша и др. Таким образом, с первых дней существования фашистского рейха, в нём осуществлялось государственное управление экономикой, что не имело место в Англии и Франции. Гитлеровское правительство предоставляло отечественным монополиям значительные финансовые субсидии, закрывало немецкий рынок для товаров других стран, давало вывозные премии за экспорт немецких товаров, принуждало мелких и средних предпринимателей к объединению с монополиями. В знак благодарности за предоставленные льготы германские “Объединение промышленников немецкого Рейха” и “Объединение немецких работодателей” подписали документ, согласно которому каждый предприниматель обязывался отчислять определённую сумму от своих доходов в фонд национал социалистической партии (НСП). С 1934 г. Германия, под видом оказания экономической помощи менее развитым странам, начала проводить в отношении их экспансивную экономическую политику, делая их зависимыми от себя, при этом имели место контроль вывоза валюты из страны и проводились, так называемые, “специальные операции”, имеющие целью ослабление курса валюты своих потенциальных противников. Было очевидно, что Германия ведёт экономическую подготовку агрессии.

Уместно напомнить, что указанного уровня экономического развития Германия достигла с помощью её бывших противников (планы Дауэса и Юнга времён 20-х годов). На деньги же, получаемые НСП от собственных монополистов, административно-хозяйственное управление СС приступило в 1935 г. к разработке глобальной системы лагерей смерти, а после оккупации других государств – к вывозу из них “перемещённых лиц” для рабского труда, сырья, продовольствия и культурных ценностей.

Англия располагала сведениями о высоком научно-техническом потенциале Германии: о работах в области подводного кораблестроения, реактивной техники, неконтактного оружия, средств обнаружения воздушных и морских целей, синтетических материалов и др. В 1938 г. немецкими учёными Ганом и Штрассером была установлена принципиальная возможность расщепления атома, что открывало путь к созданию сверхмощного наступательного оружия. При этом многочисленные ранее по этому поводу публикации в Германии прекратились. Конечно, это мог быть и “блеф” Гитлера о “новом оружии Германии”, но могло быть и опасным сигналом. Зная намерения Гитлера, нельзя было допустить, чтобы такое оружие раньше других попало в его руки. В части морального потенциала Германии следует отметить, что она вела в своих интересах интенсивную идеологическую войну, в основе которой лежал постулат Геббельса о том, что в самую чудовищную ложь при её многократном повторении поверят скорее, чем в истинную правду. При этом гитлеровская пропаганда имела трёхфазовую схему: - для внешнего мира: (принцип – покоя на земле не будет, пока существуют большевизм и евреи); - для своего народа: (Гитлер: “я освобождаю человечество от химеры, именуемой совестью”); - для страны, которая в настоящий момент интересует Германию: (“последние исследования показали, что Ваш народ может быть причислен к арийской расе”).

За Гитлером пошёл почти весь немецкий народ, большая часть австрийцев и значительная часть североевропейских народов. С началом ВМВ немецкая пропаганда стала усиленно “поносить” союзный блок, называя англичан и французов “зажравшимися плутократами и торгашами”, а США после вступления их в войну – ещё и “страной мирового еврейства”, приводя в качестве доказательства, соотношение между христианскими храмами и синагогами в Нью-Йорке: синагог, согласно немецким листовками было в несколько раз больше. Правительства Англии, Франции и, особенно, США, где было сильно влияние сионистских кругов, немецкая идеология не устраивала.

Больше всего Англию пугал военный потенциал Германии, промышленность которой была перестроена на военный лад, армия отмобилизована, личный состав, одурманенный гитлеровской пропагандой, рвался в бой. Положение англо-французского блока качественно было хуже, чем во время Первой мировой войны, так как вместо союзника – царской России, на восточных границах Германии находился СССР, который не только был нейтрален, но и имел торговый договор с Германией.

Из приведенной выше информации, которой Англия владела уже к сентябрю 1939 г., она поняла, что намерения Гитлера смертельно опасны для неё и что все договоры с ним – это ловушка, которая в нужный для немцев момент захлопнется.

Перейдём к вопросу – кто конкретно начал ВМВ и ВОВ? Хроника событий сводится к следующему: 1 сентября 1939 г. Гитлер напал на Польшу, а 3 сентября Англия и Франция объявили войну Германии, что было расценено советской стороной как “ развязывание англо-французскими империалистами ВМВ” . Польша пала 17 сентября, после чего началась “странная война”, в ходе которой на франко-германской границе военные действия фактически не велись, а Германия оккупировала Данию и Норвегию, а также улучшила положение своих и итальянских сил на юге Европы. 9-го мая 1940 г. “странная война” закончилась: германские войска обошли с севера французскую линию обороны “Мажино” и последовательно оккупировали Бельгию, Голландию, Люксембург и вошли в Париж. 22 мая был подписан пакт о капитуляции Франции. Английский экспедиционный корпус и некоторые части французской армии срочно эвакуировались на английское побережье. С лета 1940 г. до 21 июня 1941 г. велась воздушная битва за Англию. В ночь с 21 на 22 июня 1941 г. Германия напала на СССР, а 22 июня утром Гитлер выступил по радио с “Обращением к народам Европы”, в котором заявил, что, располагая точными данными о готовящемся нападении на Германию советских войск и последующей оккупации ими всей Европы, он, в целях спасения человечества от “красной чумы”, отдал своим войскам приказ о нанесении превентивного удара и что в настоящее время вермахт громит советские войска по всей линии границы. Обращение было без комментариев повторено почти всеми радиостанциями и газетами Европы. Лживость утверждения Гитлера о намерении нападения СССР на Германию опровергается дневниками Геббельса, в которых говорится об уверенности Гитлера в том, что СССР не намерен нападать на Германию в ближайшее время [15], фактом подписания Гитлером в декабре 1940 г. директивы № 21 (план Барбаросса ) о нападении на СССР [16], мемуарами Шелленберга, в которых описывается к каким ухищрениям прибегала гитлеровская разведка, чтобы заставить поверить СССР в то, что вермахт готовится напасть на Англию [17]. И, наконец, приказами Наркома обороны СССР, оговаривающими планы боевых действий западных пограничных военных округов по состоянию на июнь 1941 г., из которых следует, что нападение на Германию со стороны СССР не планировалось [18],[19].

Согласно упомянутым дневникам Геббельса, Гитлер намеревался договориться с Англией на следующих условиях: она остаётся “владычицей морей”, а Германия - континентальной Европы.

Результатами указанного намерения Гитлера явились: - упомянутая выше “странная война”; - предоставление возможности английскому экспедиционному корпусу без потерь переправиться из Дюнкерка в Англию; - речь Гитлера от 1 августа 1940 г., в которой содержался явный призыв к Англии о прекращении войны с ней; - замена нескольких “больших” (600 самолётных бомбардировок “средними” – до 450 самолётов); - отправка в мае 1940 г. второго по германской государственной иерархии человека Р. Гесса в Англию для тайных переговоров.

В Англии действительно имелись влиятельные круги, поддерживающие Гитлера, но они не были осведомлены о наличии информации “Ультра”. Стоящий же у власти У.Черчилль, не сомневался в намерении Гитлера достичь мирового господства, игнорируя при этом христианскую мораль о соблюдении каких-либо договорённостей. Окончательное решение о нападении на СССР Гитлер принял на основании предоставленной ему ложной информации о реальном военном потенциале, устойчивости государственного строя и единстве народов СССР, а также уверенности в том, что успеет либо договориться с Англией, либо разгромить её после завоевания СССР – “колосса на глиняных ногах”, на что потребуется всего несколько месяцев. О том, что Гитлера обманывали (т.е. по существу о том, что его решения принимались на основании ложной информации), он заявил 6 февраля 1945 г. на секретном заседании Тайного государственного совета, в состав которого входили гауляйтеры, рейхсляйтеры и высшие чины СС и НСП.

Из изложенного видно, что утверждение о стремлении И. В. Сталина к достижению СССР мирового господства, является мифом, основанным “на сдвиге фазы” времён Гражданской войны (когда Л. Троцким велись разговоры о всемирной пролетарской революции на конец 30-х годов). Однако, цели и задачи войны трансформируются в её ходе в зависимости от складывающейся обстановки и поэтому нельзя исключать того, что занявший с начала войны выжидательную позицию, И. В. Сталин “ждал своего часа”, как это делал и У.Черчилль ещё до войны. Однако, никаких документальных данных в отношении перспективных намерений И. В. Сталина найти, несмотря на тщательные поиски, пока не удалось. Таким образом , очевидно, что как ВМВ, так и ВОВ начала Германия при попустительстве англо-американско-французского блока.

На фоне всего изложенного, рассмотрим вопрос о том, почему нападение Германии на СССР 22 июня 1941г. оказалось для него неожиданным.

СССР был связан с Германией двусторонним договором о ненападении, нарушение которого без предварительного разрыва дипломатических отношений и последующего объявления войны было бы вопиющим нарушением международного права.

Нападение Германии на СССР означало бы ведение ею войны на два фронта, что противоречило опыту Первой МВ и высказываниям немецких военных теоретиков Бисмарка, Клаузевица, Мольтке. Кроме того, по достоверным данным внешней разведки СССР, Германия не готовилась к ведению боевых действий в зимних условиях, что обязательно должно было иметь место при ведении войны с СССР.

Кроме того, СССР, как было указано выше, срочно вводил в строй и дорабатывал новую военную технику и каждый мирный день играл большую роль.

Огромное значение имело и то обстоятельство, что все полученные до сих пор (в том числе и из источников, считавшимися достоверными) сообщения о дате нападения Германии на СССР оказались ложными.

И самое главное: СССР не знал о докладной записке гроссадмирала Редера о том, что при имеющихся в Германии силах и средствах, операция “Морской лев” не может быть успешно проведена и соответственно, об отказе Гитлера от проведения её. Англия благодаря информации “Ультра” знала об этом. При этом немецкая и английская разведки сосредоточили все усилия на том, чтобы убедить СССР в скором начале операции “Морской лев”.

К сказанному следует добавить, что в Англии в то время среди её провинций Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии имели место сепаратистские движения за государственную самостоятельность, что, как было известно, широко использовалось немецкими спецслужбами в своих интересах (высказывалось предположение, что именно это обстоятельство позволило английской разведке заманить Гесса в ловушку) и способствовало укреплению мнения в СССР о намерении реализации немецкой стороной операции “Морской лев”.

Руководство страны и военное командование СССР были достаточно осведомлены о накопившихся на границе страны силах немецкой стороны, но допускали, что часть из них предназначена для использования операции “Морской лев”. Сложившаяся ситуация имела для советской стороны три альтернативы: - нанесение превентивного удара, как это предлагали А. М. Василевский и А. Ф. Ватутин, - объявление в войсках готовности №1, как рекомендовали Г. К. Жуков и С. К. Тимошенко, - продолжение выжидательной позиции.

Реализация первой из перечисленных альтернатив, означала начало войны с ярлыком агрессора, второй – как минимум разрыв дипломатических отношений, третий – известный риск, компенсирующийся тем соображением, что в данный момент отмобилизованная немецкая армия сильнее советской, но силы последней возрастают с каждым невоенным днём. Таким образом, в сложившейся военно-политической обстановке и при реально имеющемуся уровню информации, действия советского правительства в июне 1941 г. представляются обоснованными

Действия же Англии в это время сводились к следующему. Получив по каналу “ультра” точную дату нападения Германии на СССР, т.е. удостоверившись, что начало войны неизбежно, она по всем имеющимся у неё каналам спецслужб, стала доводить эту информацию до СССР. Какими соображениями Англия при этом руководствовалась, подлежит ещё дальнейшему уточнению, но по данным той же “Ультра” ей было известно, что СССР ей не верит.

22 июня 1941 г. произошло окончательное размежевание сил и трансформация трёх антагонистических блоков в два. Историко-геополитические корни этого размежевания приведены в многоплановом сочинении В. В. Кожина “Загадочные страницы истории ХХ века” [20]. Для данной же статьи важно то, что субъекты блоков Англия – США с одной стороны и СССР – с другой, несмотря на принципиальные расхождения некоторых своих интересов, сумели локализовать их, выделить общую цель и на базе этого создать дееспособную регулируемую систему вооруженных сил, целенаправленно и бескомпромиссно борющуюся с общим врагом. Созданию этой системы, принесшей в конечном итоге победу, человечество обязано, прежде всего, мудрому руководству создавшегося блока -–главам правительств СССР, США и Англии.

Второй блок по структуре принципиально отличался от первого. В него входили государства, во главе которых стояли два диктатора и император, каждый из которых действовал в своих интересах без согласования друг с другом. Цели войны членов блока не были приведены к общему знаменателю, а действия их функционально не увязаны. Япония под лозунгом “Азия для азиатов” первая нарушила международный “статус-кво”. Во имя создания своей собственной “Сферы процветания Великой Азии” она в 1931 оккупировала Манчжурию, а в 1937 г. начала войну с Китаем. Италия, ведущая захватнические войны в Албании и Абиссинии (Эфиопия), особо не затрагивающие интересы Англии и Франции, не собиралась воевать с последними и вступила в ВМВ только в мае 1940 г., убедившись в “невиданных” победах Гитлера и надеясь поживиться за чужой счёт. С этой же целью, не сомневаясь в быстрой победе над СССР, она объявила ему войну.

5. Непосредственные и потенциальные противники СССР в Великой Отечественной войне

Общедоступная до 90-х годов информация о том, кто, когда, как и какие цели преследовал, воюя против СССР в 1941 –1945 г.г., может быть в настоящее время существенно уточнена и дополнена.

С внешней стороны картина выглядит следующим образом: против СССР, кроме Германии ( 70% наличного состава всех вооруженных сил, в том числе 86% танковых, 98% моторизованных и 75% общевойсковых частей) воевали также: - Румыния (с 22 июня, две армии, охранные части, авиоэскадрилия, Черноморский флот и Дунайская военная флотилия, общая численность до 200 тыс. чел.), - Словакия (с 22июня, численность войск до 90 тыс. чел.), - Финляндия (с 25 июня, две армии, охранные части, ВВС и ВМФ, общая численность войск до 450 тыс. чел.), - Венгрия ( с 27 июня, три полевых армии и экспедиционный корпус, численность войск свыше 500 тыс. чел.), - Италия (с 10 июля, экспедиционный корпус, преобразованный затем в армию, численностью до 200 тыс. чел.), - Хорватия (охранная дивизия до 10 тыс. чел. ). Последняя использовалась в Югославии.

Кроме этого, стремясь создать видимость “всеевропейской” войны против СССР, Германия приступила к формированию из фашистских элементов оккупированных стран добровольных национальных легионов, преобразованных затем в дивизии СС, которые использовались как полевые части и имели броские названия: “Викинг”, “Данемарк”, “Нордланд”, “Валония”, “Лангемарк”, “Шарлемань”, “Богемия и Моравия”, “Мусульмания” и др. Добровольческую дивизию на советско-германский фронт прислала и нейтральная Испания.

Потенциальным противником СССР была Япония, сосредоточившая на его дальневосточных границах 750- тысячную квантунскую армию. Кроме того, на севере Кореи дислоцировалась 17 армия численностью до 300 тыс. чел., готовая в случае необходимости придти на помощь квантунской армии. Во второй половине 30-х годов японские войска неоднократно устраивали провокации на границах СССР и дружественной ему Монголии, две из которых на озере Хасан и под Халкинголом, перешли в бои армейского масштаба и закончились поражением японской стороны, после чего СССР и Япония заключили договор о ненападении. Однако, после нападения Германии на СССР японская сторона заняла выжидательную позицию, обусловленную положением дел на советстко-германском фронте.

Цели, воюющих против СССР государств, сводились к следующему:

Германия, стремящаяся со времён Фридриха Великого к лидерству в Европе, расширяла и ужесточала свои экспансивные намерения. Теперь её цели вытекали из разработанного в 1940 г. генерального плана “Ост”: колонизация и германизация восточной Европы с истреблением большей части её коренного населения и онемечивания оставшегося меньшинства. В отношении СССР планировалось в конечном итоге включение территорий Литвы, Латвии, Эстонии, Белоруссии, Украины, автономных краёв и областей Европейской части СССР в состав Рейха, истребив 75% коренного населения или выгнав его за уральский хребет. Сделать это планировалось поэтапно, образовав вначале на перечисленных выше территориях марионеточные государства, проводящие диктуемую Рейхом политику: истребление интеллигенции, сведение образования до минимума, воспитания в духе преклонения перед великим Рейхом и т.п. Для реализации этой цели в Германии заблаговременно из антисоветчиков, буржуазных националистов и уголовников было учреждено 28 “Национальных комитетов”, из персонала которых планировалось создание марионеточных правительств. Были подготовлены также “специальные роты пропаганды”, “персонал военно-хозяйственной администрации”, администрации по вывозу культурных ценностей, сбору результатов инженерных разработок, научных исследований и т.п. При этом особое внимание намечалось уделить деятельности военно-хозяйственной администрации на Украине и в нефтеносных районах, получившей наименование “Инспекция юга” и подчинявшаяся непосредственно начальнику управления “Вермахт”.

Италия, начавшая войну как равноправный член блока, по существу уже в 1942 г. превратилась в сателлита Германии. Не имея территориальных претензий к СССР, она стремилась к доминированию на Средиземноморском театре (лозунг: “Корсика-Ницца-Савоя и Мальта-Кипр – итальянские”), а также к расширению своих территорий на Балканах за счёт Югославии (район Триест – Фиуме).

Целью Финляндии были: захват северногои южного побережья Финского залива до Таллина, получение выхода к Баренцеву морю, возвращение Карельского перешейка и захват северо-западных земель СССР до Пермской области.

Ближайшими целями Румынии являлись Бессарабия и Северная Буковина, перспективными – Черноморское побережье от Дуная до Днепра, включая Крымский полуостров.

Целью Венгрии были Закарпатье, Северная Трансильвания и некоторые югославские территории.

Словакия и Хорватия стремились закрепить своё положение как самостоятельные государства.

Болгария, подписавшая Берлинский пакт, войну СССР не объявляла.

Вопрос о том, насколько цели перечисленных выше государств были совместимы с целями Гитлера, подлежало решать ему самому. Из дневников Геббельса, например, следует, что в случае победы Германии, цели Италии, Румынии вряд ли были бы осуществлены.

К началу ВОВ на Европейском материке осталось только (не считая карликовых) пять государств, не оккупированных Германией и Италией. Это - Турция, Испания, Швеция, Швейцария и Португалия.

Турция являлась традиционным противником России – СССР. После нападения Германии на СССР она объявила частичную мобилизацию, усилила работу оборонной промышленности, заключила торговый договор с Германией и активизировала подрывную деятельность находящихся на её территории антисоветских организаций (“Совет координации народов Кавказа”, “Союз крымских татар” и др.).

Испания, являющаяся членом “Берлинского пакта”, хотя и не объявляла войну СССР, но стимулировала формирование на своей территории фашистской “Голубой дивизии”, предназначенной для ведения боевых действий против СССР.

Швеция тайно поставляла Германии необходимые для её оборонной промышленности цветные металлы и сталь.

Швейцария тайком скупала у Германии, на выгодных для себя условиях, “еврейское золото”, снабжая её таким образом твёрдой валютой, и поставляла точные приборы.

Португалия на выгодных для себя условиях предоставляла Германии территорию для тайного развёртывания военно-морских баз и полигонов.

Негативную позицию в отношении СССР заняло и карликовое, но авторитетное в Европе государство Ватикан.

То есть, все перечисленные страны скорее можно было считать потенциальными противниками СССР, чем нейтральными. В оккупированные Германией государства засылались упомянутые выше геббелевские роты пропаганды, которые контролировали радиопередачи и печать, вели прогерманскую пропаганду и создавали видимость, что “вся Европа поднялась на борьбу против большевизма и мирового еврейства”. Одновременно с “ротами пропаганды” или вслед за ними в упомянутые страны прибывали команды военно-хозяйственной администрации Вермахта, имеющие целью организацию изготовления военной продукции и интенсификацию добычи сырья, необходимого Вермахту. В частности, к моменту нападения Германии на СССР, на неё уже работали чехословацкие заводы Шкода, французская фирма Рено, голландские и бельгийские электротехнические и химические заводы, силезские угольные шахты и т.п., т.е. к указанному времени на Германию уже работала вся промышленная и сырьевая база Европы и Советскому Союзу пришлось воевать со всей континентальной Европой.

6. Деятельность Советского правительства в первые дни войны

Одним из самых распространённых мифов является утверждение о том, что в первые дни войны советское правительство и, прежде всего И. В. Сталин, находились в панике, растерянности и бездействии. Эти утверждения документально опровергаются записями рассекреченной “секретной тетради”, в которой систематически вёлся скрупулёзный учёт дат и времени приёма И. В. Сталиным вызванных им лиц. Так, в первые часы нападения Германии на СССР последовательно были вызваны В. М. Молотов, Л. П. Берия, К. Е. Ворошилов, Г. К. Жуков, С. К. Тимошенко, Н. Г. Кузнецов, Г. М. Маленков, А. Я. Вышинский, Д. З. Мануильский и др. – всего 28 человек. В этот же день с обращением к народу выступил В. М. Молотов – второе лицо в стране по иерархии того времени. Этого не мог сделать И. В. Сталин, поскольку он, как следует из мемуаров Г. К. Жукова, был болен гриппом. В своём обращении В. М. Молотов объявил о вероломном нападении Германии на СССР, о введении в стране военного положения и об объявлении войны. В этот же день состоялось заседание политбюро ЦК ВКП(б), на котором было рассмотрено создавшееся военное положение в стране. Особые военные округа Прибалтийский, Западный, Киевский были преобразованы соответственно в Северо-Западный, Западный и Юго-Западный фронты, которыми командовали М. М. Попов, Д. Г. Павлов и М. П. Кирпонос.

23 июня на приём к И. В. Сталину было вызвано 30 чел. В этот же день было принято постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) о создании Главного Командования Вооружённых сил СССР во главе с С. К. Тимошенко. 24 июня принято 19 чел., в этот день был учреждён Совет по эвакуации и особый Ленинградский военный округ преобразован в Северный фронт. 25 июня принято 29 чел, 26 июня – 27 чел., 27 июня – 30 чел, 28 июня – 21 чел. И т.д. Время отдыха И.В.Сталина в первую неделю войны составляло 2-3 часа в сутки [21].

30 июня Президиум ВС СССР, СМ и ЦК ВКП(б) приняли решение об учреждении Государственного Комитета Обороны (ГКО), в руках которого сосредотачивалась вся власть в стране. Руководство ГКО было возложено на И. В. Сталина. 1 июля было принято постановление о расширении прав народных комиссаров в условиях военного времени, 2 июля принято постановление СНК “О всеобщей обязательной подготовке населения к ПВО”. 3 июля И. В. Сталин выступил с обращением к народу, в котором охарактеризовал сложившуюся обстановку и изложил программу борьбы с фашистскими захватчиками .Затем последовательно принимались решения о создании дивизий народного ополчения, о разработке народно-хозяйственного плана обеспечения обороны страны (4 июля), об учреждении главных командований Северо-Западного, Западного и Юго-Западного стратегических направлений, о преобразовании ставки главного командования в ставку верховного командования, о развёртывании партизанского движения и т.д.

Злостной клеветой является также появление в печати и СМИ утверждений о том, что в начале войны И. В. Сталин через руководителя внешней разведки пытался организовать переговоры с немецкой стороной о заключении сепаратного мира с Германией за счёт уступки ей некоторых территорий СССР. Какие-либо документы, подтверждающие не только эти намерения, но и что-либо похожее на это, отсутствуют

7.Военные действия в ходе Великой Отечественной войны

В свете рассекреченной информации ход военных действий за период ВОВ нуждается в некоторых уточнениях (особенно это относится к Курской битве).

Планом “Барбаросса” намечалось поражение СССР путём “блицкрига”: внезапного удара отмобилизованных и развёрнутых сил Вермахта, в который вложена вся имеющаяся мощь. Основные силы советской армии предполагалось уничтожить на территории между Западным Бугом и Днепром, не допустив их отхода вглубь страны. Затем намечалось взятие Москвы, Ленинграда, Киева и Донбасса с последующим выходом на линию А-А (Архангельск – Астрахань).

Во исполнение этого замысла Германия без объявления войны напала на СССР. В ночь с 21 на 22 июня на территории СССР начали действовать заброшенные диверсионные группы, авиация бомбила пограничные заставы, аэродромы, танкодромы, узлы связи, порты, корабли и склады. Одновременно с бомбёжкой был нанесён артиллерийский удар, после чего на территорию Союза двинулись танковые части. Удар германских сил наносился по трём стратегическим направлениям: - группы армий “Север” (две полевые армии, танковая группа, воздушный флот), целью которых являлся разгром советских сил в Прибалтике и захват всех советских портов на Балтийском море; - группы армий “Центр” (две полевых армии, две танковые группы и воздушный флот), целью которых было рассечение фронта стратегической обороны советской стороны, уничтожение её войск в Белоруссии и развитие наступления на Москву; - группы армий “Юг” (две немецких и две румынских полевых армии, венгерский корпус, танковая группа, воздушный флот и румынские эскадрилья и флот), которой предписывались захват правобережной Украины, форсирование Днепра и развитие наступления на Донбасс.

Кроме того, в соответствие с внесением в план “Барбаросса” уточнениями, группе армий “Север” должны были содействовать с севера немецкая группа “Норвегия”, две финских армии ( 21 дивизия, 2 бригады, вспомогательное и специальное подразделения), пятый немецкий воздушный флот, финская авиация и флот. Задачей немецкой группы войск были захват Мурманска и Полярного, финской стороны – помощь в захвате Ленинграда и портов Финского залива.

Всего по состоянию на 22 июня 1941 г. немецкой стороной против западных советских границ (т.е. без учёта северной немецко-финской группировки, начавшей боевые действия 25 июля) было сконцентрировано 190 дивизий, 4380 танков, 472 тысячи орудий и миномётов и до 200 боевых кораблей, всего 5,5 млн. человек.

С советской стороны немецким силам противостояло 170 дивизий, 1475 танков, 370 тысяч орудий и миномётов и 1340 боевых самолётов (без учёта танков и самолётов устаревшей конструкции, намеченных к выводу из строя) – всего 2,7 млн. человек.

Вдобавок к имевшему место некоторому неравенству сил, приказ на переход к “готовности №1” был передан только 22 июня в 0 часов 30 мин., т.е. уже после нападения.

Несмотря на упорное сопротивление советских войск в начальный период войны (героическая оборона Брестской крепости, военно-морских баз Либава и Таллин, Моонзундских островов, полуострова Ханко и др.) и успешных контрударов тактического масштаба (Ельня, Смоленск, Перемышль и др.), остановить немецкое наступление ни на одном из главных стратегических направлений не удалось. В тоже время, ни один из главных городов СССР – Москва, Ленинград, Киев – не был взят (Киев был оставлен 19 сентября 1941 г.); за это время Вермахт потерял до 500 тыс. человек. На северном направлении наступление на Мурманск было остановлено; с северо-западного направления было осуществлено несколько бомбёжек Берлина; на южном направлении продвижение германских войск были минимальными, причём в самом начале войны советские моряки даже высадили десант на правом берегу Дуная.

К концу июля советскому командованию не удалось изменить ход военных действий, и Ставка ВГК приняла решение к переходу к стратегической обороне, предусматривающей создание системы эшелонированных оборонительных полос и рубежей, позволяющих демпфировать наступательную мощь противника, обескровливать его и за этот счёт выигрывать время, необходимое для нанесения контрударов. С этой целью проводилась срочная мобилизация военнообязанных: до 1 июля было призвано около 5,5 млн., из числа которых было скомплектовано 291 дивизия и 94 бригады, а на угрожаемых направлениях (в 46 городах) создавались народные ополчения. Однако, стратегическая инициатива всё ещё была на стороне врага, хотя интенсивность его наступательных действий затухала.

К началу ноября 1941 г. положение СССР было близко к катастрофическому. Так, на северо-западном направлении противник продвинулся на 400 – 450 км, на западном – на 450 – 600 км, на юго-западном – на 300 –350 км. Это означало, что была потеряна территория, на которой проживало до 40% населения страны, добывалось 63% каменного угля и 55% железной руды, вырабатывалось 53% электроэнергии, было сосредоточено свыше 40% имеющихся железнодорожных путей, собиралось 38% валовой продукции зерна, изготовлялось 84% сахара и т.п. Безвозвратные потери личного состава превышали два миллиона человек, было потеряно до 75% имевшегося на фронте вооружения и боеприпасов, а также около 80% предприятий оборонной промышленности.

Считая, что победа Германии над СССР будет обозначена для всего мира взятием Москвы, германское командование сосредоточило основные усилия на решении этой задачи. Отдавая себе отчёт в том, что и советское командование бросит все силы на защиту Москвы, Гитлер форсировал усилия по взятию Ленинграда, стремясь высвободить войска северо-западного направления для переброски их к Москве. Героическая оборона Ленинграда сорвала эти планы. Тем не менее, 30 сентября 1941 г. германские силы достигли ближних подступов к Москве, где завязались тяжёлые бои, в результате которых противник был остановлен и перешёл к обороне. 5 декабря началось контрнаступление советских войск, которое продолжалось до 20 апреля 1942 г. Немецкие войска были отброшены на 140 – 400 км, потеряв при этом около 1300 танков,2500 орудий, более 15 тыс. автомашин и много другой техники. Эта победа всколыхнула весь советский народ, вселила в него уверенность в победе. Она улучшила военно-политическое и международное положение СССР, подняла его авторитет среди народов, борющихся с фашизмом, развеяла миф о непобедимости Германии, предостерегла Японию и Турцию против вступления их в войну на стороне Германии.

Предполагая, что немецкое командование и впредь будет считать своей главной задачей взятие Москвы, советское командование сконцентрировало свои силы на этом направлении. Гитлер, потерпев поражение в блицкриге и ощущая недостаток сырья, необходимого для дальнейшего ведения войны, счел необходимым захватить сырьевую базу, находящуюся в южных районах европейской части СССР (металл, уголь, нефть, продовольствие). В перспективе же - выход к Каспийскому морю, возможность установления связи со странами Ближнего и Среднего Востока, в которых имели место как антисоветские, так и анти-англо-французские настроения и имелась своя разведывательная сеть. В целях дезинформации советской стороны, гитлеровцы разработали директиву «Кремль», на основании которой командующий группой армий «Центр» фельдмаршал Г. Клюге подготовил приказ о наступлении на Москву. В целях подтверждения этого намерения была инсценирована усиленная фотосъемка окрестностей Москвы, план Подмосковья и Москвы разослан во все воинские части группы «Центр» до полков включительно, демонстрировались ложные перевозки и т. п. Советское командование учитывало и возможность указанных действий германского командования, но недооценила его. Скрытно сконцентрировав свои главные силы на юго-восточном направлении, германские войска прорвали советскую оборону на линии Харьков-Ростов, форсировали Дон и устремились на восток и юго-восток, выйдя к Сталинграду и предгорьям Северного Кавказа. Однако главной причиной поражения советских войск в данном случае была уже не внезапность нападения, а недостаточная оснащенность вооружением (прежде всего танками и самолетами), поскольку советская оборонная промышленность только начинала выпуск продукции на новой производственной базе. Уместно напомнить, что союзники-англичане, владея информацией о намечающемся новом ударе Германии, несмотря на имеющийся отдельный договор об обмене разведывательной информацией, не ознакомили СССР с этой информацией. Для СССР создалось положение не менее критическое, чем осенью 1941 г. под Москвой. Именно тогда (июль 1942 г.) Главкомом был издан знаменитый приказ № 227, известный в народе, как «Ни шагу назад».

Оборонительный этап Сталинградской операции продолжался с 17 июля по 18 ноября 1942 г. За это время советские войска подготовили силы для контрудара и начали наступательные действия 19 ноября 1942 г. Немецкие силы (6-ая полевая и 4-ая танковые армии вермахта, 3-я и 4-ая румынские и 8-ая итальянская армии) были окружены, рассечены и затем уничтожены или пленены, а рвавшиеся им на выручку отборные части под командованием одного из самых талантливых немецких генералов Манштейна - разбиты и 2 февраля 1943 г. отброшены на 400 км в западном направлении (от Волги до реки Миус). Это была вторая по продолжительности битва не только ВОВ, но и ВМВ: она продолжалась 200 дней (на первом месте беспрецедентная в истории войн - битва за Ленинград, продолжавшаяся 900 дней и к тому времени еще незаконченная). В ходе Сталинградской битвы немецкая сторона потеряла около 1,5 млн. человек. Эта битва обусловила поворот в ходе ВМВ: впервые у немцев была вырвана стратегическая инициатива, устойчиво перешедшая к советским войскам. Доверие к немецкой стороне было подорвано не только среди ее сателлитов, но и среди сотрудничавших с ней правительств оккупированных стран и даже среди части населения «фатерленда». Кроме того, Сталинградское поражение Германии стимулировало народно-освободительное движение на территории всей Европы и заставило Японию и Турцию отказаться от намерения примкнуть к германской стороне. Полным поражением для немецкой стороны оказалась и битва за Кавказ (25 июня по 9 октября 1943 г.), являющаяся ответвлением и продолжением Сталинградской операции. В ходе операции германская сторона потеряла свыше 100 тыс. личного состава и 200 тыс. кв. км оккупированной им территории, причем войска вермахта были отброшены на 800 км (за Ростов).

В ходе завершения Сталинградской операции после нее Советским командованием был проведен ряд операций фронтового масштаба, причем с течением времени продолжалась устойчивая тенденция увеличения числа фронтов. Так, в начале войны их было 5, к концу 1941 г. - 13, в 1942 г. - 17 и в 1943 г. - 23. Забегая вперед, отметим, что в дальнейшем тенденция изменилась: так в 1944 г. их было 15, а в 1945 г., включая 3 дальневосточных - 13. Фронты обычно возникали в районах концентрации сил одной из сторон. Весной 1943 г. Германия начала концентрацию сил в районе Курской дуги, а 7 мая 1943 г. поступило сообщение от внешней разведки НКГБ о подготовке немецкой стратегической операции «Цитадель»; при этом указывались состав и расположение немецких сил, а также предполагаемой немцами дислокации советских частей на Белгородско - Курском направлении. Сообщение передал из Лондона советский разведчик Джон Корнросс, входящий в «Кембриджскую пятерку», который проник в упомянутый выше дешифровальный центр перехвата в Блечли-парке [22]. В сообщении указывалось, что в район Орла скрытно перебрасываются с запада наиболее боеспособные части, укомплектованные модифицированными танками типа «Тигр» и «Пантера», а также самоходными артиллерийскими установками «Фердинанд». Основной авиационный парк Люфтваффе составляют самолеты «Фокке-Вульф 190А» и «Хейнкель-129». Количественный состав германских сил: 50 дивизий (в том числе 16 танковых и механизированных), 2700 танков, 10 тысяч орудий и минометов, более 2 тыс. самолетов, для использования которых подготовлено 32 аэродрома.

В отличие от Московской и Сталинградской операций, где ширина фронтального удара доходила до 800 км, на Курской дуге эта ширина была сужена до 300 км. Намечалось нанесение двух сходящихся ударов: силами группы “Центр” из Орла и из района Харькова силами группы “Юг”. Начало наступления – 7 мая 1943 г. в 3 час. Данные сообщения были подвергнуты скрупулезной проверке войсковой разведкой и полностью подтвердились. Располагая данными о планах и силах врага, советское командование сосредоточило в районе наступления необходимые силы (в частности значительное число установок реактивной артиллерии, бронепоездов ПВО, а также новые самолеты) и в 2 час. 20 мин. нанесло превентивный удар по районам скопления сил противника, который все же начал запланированное наступление. Создав развернутую, глубоко эшелонированную оборону и измотав силы противника, советские войска перешли в контрнаступление. 12 июля 1943 г. в районе Прохоровки произошло невиданное в мире танковое сражение, в котором участвовало более 4 млн. человек, 13 тысяч танков и САУ, 69 тыс. орудий и минометов и до 12 тыс. боевых самолетов. Битва, продолжавшаяся с 5 июля по 23 августа 1943 г., закончилась полным разгромом германской стороны, которая потеряла свыше 500 тыс. личного состава, 1500 танков, более 3700 самолетов, 3000 орудий и большое число другого вооружения и военной техники. Катастрофические потери понесли Люфтваффе, еще недавно осуществлявшие налеты на Горький, Ярославль, Саратов, где находились заводы оборонной промышленности. Был развеян миф о “сезонности” советских побед, у немецкого командования окончательно была вырвана из рук стратегическая инициатива: по всему фронту немецкие силы перешли к обороне.

Перехватив у противника стратегическую инициативу, советские войска нанесли ему во второй половине 1943 г. ряд сокрушительных ударов, вышли в октябре 1943 г. к Днепру, форсировали его, начав наступление в западном направлении, достигли границ страны и вступили на территории Румынии и Польши.

Убедившись, что СССР способен сам, без помощи союзников, освободить всю Европу от фашизма, союзники на созванной в конце ноября 1943 г. Крымской конференции заявили о своем намерении открыть весной – летом 1944 г. второй фронт на северном побережье Франции. Советское правительство положительно отнеслось к этому намерению и к мерам по обеспечению его реализации. Весной 1944 г. был произведен обмен военными миссиями, разработана “Общая политика обмана” в войне против Германии” (шифр плана “Бидигард”), англо-американской стороне передана имеющаяся в РККА информация о новом вооружении, используемом вермахтом, о советской практике форсирования водных преград и др. С целью дезинформации германской стороны была реализована частная операция по подготовке советских войск к наступательной операции в районе северной Норвегии в направлении Петсамо и Киркенеса.

Второй фронт был открыт 6 июня 1944 г. (операция “Оверлорд”) высадкой англо-американских экспедиционных сил на северо-западное побережье Франции. В операции было задействовано четыре полевых армии (32 дивизии, 12 бригад и 10 отрядов командос, около 2,8 млн. чел.), около 11 тыс. боевых самолетов и тысяча катеров и десантно-высадочных средств. Этим силам противостояло 56 дивизий и бригад (укомплектованных частично власовцами, которые при первой возможности сдавались в плен) и несколько дивизионов кораблей и катеров базовой зоны. В конце июля из высадившихся войск была сформирована сплошная линия фронта. Союзные войска начали без особого сопротивления немцев медленно продвигаться на восток, достигнув в конце октября 1944 г. границ Германии, где сопротивление немецкой стороны существенно возросло. 16 декабря 1944 г., неожиданно для англо-американской стороны, немецкие войска перешли в контрнаступление в районе Арденн. Особенностью этой операции было широкое использование немецкой стороной диверсионных сил, которыми руководил начальник отдела гестапо О. Скорцени. Англо-американские войска покатились на северо-запад с угрозой быть сброшенными в море. Английский премьер У. Черчилль обратился к советскому правительству с просьбой ускорения одной из планируемых наступательных операций на главном из стратегических направлений. Просьба была удовлетворена - Висло-Одерская операция начата раньше планируемого срока. Характерно, что указанная просьба была сделана во время колоссального подъема престижа СССР во всем мире, т.е. в самый неподходящий для англо-американского командования момент. Поэтому можно предположить, что эта просьба была продиктована не столько боязнью быть сброшенными в море, сколько возможностью самостоятельного занятия советскими войсками Берлина и дальнейшего продвижения к границам Франции и Италии, где в то время были очень сильны позиции компартий.

С середины 1944 г. началось освобождение советскими войсками народов Европы. Были освобождены Польша и Румыния, значительная часть Венгрии и Чехословакии, часть Австрии. Затем советские войска вышли к Одеру и заняли плацдармы на его западном берегу. К этому времени сопротивление германских войск союзникам практически прекратилось и они начали перебрасываться на советско-германское направление. В ходе Берлинской и Пражской операций советских войск, немецкие войска были окончательно разгромлены, столица Рейха – Берлин – была взята и 8 мая 1945 г. в Карлсхорсте был подписан акт о капитуляции Германии, чем и закончились военные действия на европейском материке.

Война, однако, продолжалась на Тихоокеанском театре, где страны англо-американского блока вели военные действия против Японии. Закончить эту войну по их тогдашним планам предполагалось не ранее, чем через полтора года после окончания войны в Европе. На Крымской конференции 1943 г. было принято решение о вступлении СССР в эту войну, что позволило бы существенно сократить ее продолжительность. В соответствии с принятым на себя обязательством 5 апреля 1945 г. СССР денонсировал договор с Японией о ненападении и начал переброску войск на Дальний Восток, а 8 августа объявил Японии войну. В этот же день поступило сообщение, что США сбросили атомную бомбу на Хиросиму и 9 августа на Нагасаки. Почему именно на эти города – до сих пор единого мнения нет, а почему две известно: первая была урановой, а вторая – плутониевой и в несколько раз дешевле первой, но не прошла полигонные испытания. Никакой военной необходимости в использовании этого варварского оружия не было. Сами же американцы забросали берега Японии со своих «летающих крепостей» Б-29 новейшими донными неконтактными минами (с гидродинамическими взрывателями), практически не поддающимися тралению, чем лишили Японию возможности каких-либо морских перевозок и использования флота. Бомбежка Нагасаки была и преступлением против собственного народа США, т.к. в том районе находились лагеря военнопленных американцев.

Сконцентрировав войска на советско-монгольско-манжурско-китайской границе, общей протяженностью свыше пяти тысяч километров, советские войска 8 августа перешли в наступление и за 23 дня разгромили миллионную армию противника со всеми приданными ей дополнительными силами. При этом от японских оккупантов были освобождены Северо-восточный Китай, Северная Корея, южная половина острова Сахалин и Курильские острова. 2 сентября 1945 г. в Токийской бухте на американском линкоре «Миссури» был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии. На этом закончился ВМВ.

8. Деятельность Военно-морского флота и морских стрелковых бригад во время Великой Отечественной войны

С момента появления в нашей стране капитальных трудов по истории ВМВ и ВОВ, в последних деятельность ВМФ либо вообще не освещалась, либо упоминается вскользь. Это несправедливо: деятельность ВМФ в ряде случаев была связана с решением военно-политических и военных задач стратегического масштаба (например, если б не ВМФ, вряд ли Курильские острова, имеющие для страны стратегическое значение, были бы сейчас под русским флагом). Ни одна войсковая часть столь целенаправленно не использовалась для решения наиболее ответственных задач, как морские стрелковые бригады, понесшие при этом самые высокие потери (с начала 1942 г. по осень 1943 г. они были почти полностью уничтожены и перестали существовать). Ниже делается попытка устранить имеющую место несправедливость.

К началу и во время ВОВ в СССР, помимо Наркомата обороны, имелся самостоятельный Наркомат военно-морского флота, наркомом которого и главнокомандующим ВМФ был адмирал Н. Г. Кузнецов. ВМФ включал около 1600 кораблей (3 линкора, 8 крейсеров, 34 лидера и эсминца, 22 сторожевых корабля, 212 подводных лодок, 4 минных и 2 сетевых заградителя, 80 тральщиков, около 630 катеров (в том числе 287 торпедных и свыше 100 противоминных и много вспомогательных), 2800 самолетов морской авиации, 260 батарей береговой артиллерии, бригаду морской пехоты, административные, научно-исследовательские, учебные, ремонтные и хозяйственные учреждения. Перечисленный состав был разделен между Северным, Балтийским, Черноморским и Тихоокеанским флотами, в состав которых в 1941 г. входили соответственно Ладожская, Дунайская и Амурская флотилии, а также самостоятельная Каспийская флотилия. Кроме того, во время войны были сформированы (и позднее расформированы) Онежская, Волжская, Днепропетровская, Припятьская, Южнобугская и Азовская военные флотилии.

Согласно плану «Барбаросса» первоочередной задачей морских сил Германии было содействие вермахту в захвате всей Прибалтики и соединении с финской группировкой войск, с обеспечением при этом полного господства на всей акватории Финского залива. Планировалось также содействие с моря германо-финско-норвежским частям при захвате Мурманска и Полярного. Еще до нападения на СССР германское командование начало создавать на Черном море военно-морскую группировку из доставляемых по Дунаю и железной дороге своих небольших кораблей, а также из имеющихся у Румынии и Болгарии ВМС. Перспективной задачей этих сил при содействии Люфтваффе было уничтожение на Черном море ВМС СССР и недопущение туда английских сил. Этим обеспечивались бы морские перевозки из района Босфора до Кавказского побережья с тем, чтобы достичь выхода к Каспийскому морю, а затем через Иран в Индию.

Приказ о переходе на готовность № 1 дошел до боевых сил ВМФ своевременно и в первый день войны потери их были минимальными. С первых же дней войны деятельность отечественного ВМФ была сосредоточена в прибрежной зоне, для чего, прежде всего, были необходимы малые корабли и боевые катера (сторожевые, противоминные, ударные), в которых сразу же стала ощущаться острая необходимость. Использование же больших и даже средних кораблей было ограничено активностью авиации противника и они вынуждены были отстаиваться в базах под защитой ПВО последних. Тяжелый урок по противодействию новой немецкой военно-морской технике получил советский ВМФ во время Таллиннского перехода 28-30 августа 1941 г., закончившегося гибелью и повреждением большого числа боевых кораблей и транспортов. К концу лета 1941 г. положение Балтийского и Черноморского флотов усложнилось в связи с потерей ряда баз, кораблестроительных и ремонтных центров. Таллин, Либава, Выборг, Одесса, Николаев, Херсон, Киев, а затем и Севастополь, Феодосия и Керчь. С лета 1941 г. ВМФ и НКСП на судостроительных заводах Ленинграда, Молотовска, Горького, а также на дооборудованных верфях Наркомречпрома начали реализовываться новые кораблестроительные программы.

В соответствии с ходом военных действий на советско-германском фронте, задачами ВМФ, прежде всего, являлись содействие сухопутным силам, т.е. поддержание благоприятного для них оперативного режима со стороны водных рубежей, уничтожение с морских направлений живой силы, военной техники и инженерных сооружений противника, оборона своих военно-морских баз, портов, островов и участков побережья, способствование захвату и захват с моря перечисленных объектов противника, набеговые операции, высадка десантов, форсирование водных преград, обеспечение перевозок по морским, озерным и речным коммуникациям личного состава, военной техники и народно-хозяйственных грузов, а также переправа их через водные рубежи.

Помимо перечисленных выше задач с начала войны Северному и Черноморскому флотам, Балтийскому с 1944 г., а Тихоокеанскому со второй половине 1945 г. пришлось вести также боевые действия на внешних коммуникациях, а также конвойную и сторожевую службу.

Итоги деятельности ВМФ за период ВОВ сводятся к следующему:

В начальный период войны силы ВМФ содействовали сухопутным войскам в обороне Либавы, Таллина, Моонзундских островов, полуострова Ханко, Кронштадта, Ленинграда, Североморска, Мурманска, Полярного, полуостровов Рыбачий и Средний, Одессы, Севастополя, Керчи, Новороссийска и Сталинграда. Летом 1941 г. ВМФ обеспечил советской авиации возможность бомбежки Берлина, т. к. доставляли самолеты-бомбардировщики на кораблях в пункт, с которого самолеты могли осуществлять бомбежки.

За время ВОВ речными флотилиями было переправлено по водным рубежам более 2,5 млн. человек с вооружением, снаряжением и военной техникой. Перевозки по водным акваториям составили свыше 100 млн. т. войсковых и народно-хозяйственных грузов. Было высажено 113 десантов оперативного и тактического масштаба общей численностью 230 тыс. человек. Подводные лодки совершили свыше 1000 боевых выходов, в ходе которых потопили около 160 транспортов противника и 35 кораблей охранения общим водоизмещением около 465 тыс. тонн.

Особого внимания заслуживает потопление 30 января 1945 г. в районе Гдыни подводной лодкой С-13 транспорта “Вильгельм Густлоф”, водоизмещением 25 тыс. тонн, перевозившего около 3700 немецких подводников, свыше 2000 именитых сановников Рейха и уникальную матчасть главного подводного центра страны. В Германии был объявлен траур, а командир лодки капитан третьего ранга И. А. Маринеску, был объявлен личным врагом Гитлера и немецкого государства.

Морская авиация совершила 76,3 тыс. боевых самолето-вылетов, потопив свыше 970 транспортов и 410 кораблей охранения общим водоизмещением 780 тыс. т. Надводные корабли потопили 24 транспорта и более 50 кораблей противника общим водоизмещением 45200 т. Береговая артиллерия уничтожила 14 транспортов и 20 кораблей противника общим водоизмещением порядка 30 тыс. т. На активных минных заграждениях, выставленных авиацией, подводными лодками и надводными кораблями ВМФ подорвалось 110 транспортов и более 100 кораблей противника общим водоизмещением до 250 тыс. т. Всего же за ВОВ силами ВМФ было уничтожено 670 транспортов и 615 кораблей водоизмещением около 1,6 млн. т. Перечисленные успехи, однако, были достигнуты дорогой ценой. За время войны флот потерял 212 надводных кораблей (34% от имевшихся), 102 подводных лодки (35,8%), около 700 боевых катеров (20,5%) и до 5 тыс. самолетов морской авиации [24]. Более трети числившихся в строю кораблей из-за полученных повреждений оказались в небоеспособном состоянии, а большинство продолжавших нести службу кораблей нуждались в ремонте.

За время ВОВ более 350 тыс. адмиралов, офицеров, старшин и матросов были отмечены орденами и медалями, из них – 513 удостоены звания Героя Советского Союза, а 7 – дважды Героя. 78 кораблям присвоено звание гвардейских, около 80 соединений и частей удостоено почетных званий, свыше 240 кораблей, частей и формирований получили почетные наименования.

Роль ВМФ в ВОВ была бы не полной без упоминания о морских стрелковых бригадах (МСБ), переданных РККА. К сожалению, в официальной советской военно-исторической литературе о МСБ фактически забыли, в то время как наши бывшие враги (напр. Манштейн) вспоминают о них с ужасом (“шварце тодт” – “черная смерть”), а союзники называют “элитными частями”, используемыми в самых ответственных случаях.

С объявлением мобилизации по всей территории СССР из призванных моряков начали формировать отдельные команды, отряды, роты и батальоны. Учитывая “переизбыток” моряков, летом 1941 г. было принято решение ГКО о передаче из Наркомата ВМФ в РККА 10 тысяч офицеров и 4 тыс. курсантов. Согласно решению ГКО от 18 октября 1941 г., из призванных и переданных в РККА моряков началось формирование 25 морских бригад. Согласно дополнительному решению ГКО от начала 1942 г. было сформировано еще 12 бригад. Сформированные бригады сразу же отправлялись на фронт. Всего в частях РККА воевало до 500тысяч моряков. Обычно в МСБ входило 3 стрелковых полка, 2-3 артиллерийских дивизиона, подразделение связи, хозяйственный и медицинский батальоны, общая численность колебалась в пределах 2-4 тысяч чел.

МСБ принимали активное участие в обороне Москвы, Ленинграда, Мурманска, Крыма и Кавказа. Освобождали в феврале 1942 г. Барвенково и Лозовую, сражались, в Керчи и Новороссийске, прорвали “Миусс-фронт”, освобождали Донбасс, Нижнее Приднепровье и Крым.

“Столицей” морской пехоты с 1942 г. числился Тамбов, в районе которого формировалась Вторая гвардейская армия, укомплектованная, в основном, моряками Тихоокеанского флота и Амурской военной флотилии (свыше 20 тыс. человек). В критический момент, когда между армией Паулюса и деблокирующей ее армией Манштейна оставалось 40км, на остановку последней была брошена Вторая гвардейская армия, которая поставленную задачу выполнила ценой огромных потерь. К середине 1943 г. в МСБ моряков почти не осталось, и они были переформированы в Гвардейские стрелковые дивизии.

9. Перестройка народного хозяйства страны в ходе Великой Отечественной войны

О перестройке народного хозяйства во время ВОВ в советское время говорилось много, но не конкретно и политизированно. В 90-е годы в специализированных малотиражных источниках и мемуарах занавес приоткрылся, но существо вопроса не являлось достоянием широких масс и стало забываться на фоне общих проблем войны. А между тем без этой перестройки не было бы и победы. Перестройка такого масштаба являлась невиданным в истории событием и представляла собой синтез целеустремленности, железной воли, глубоких знаний существа вопроса, умелого подбора кадров и беспрецедентного героизма исполнителей.

Составление военного народно-хозяйственного плана в самые первые дни ВОВ было поручено первому заместителю председателю СНК СССР Н. А. Вознесенскому.

К началу ВОВ военный потенциал Германии превосходил советский примерно в 2 раза [26]. Кроме этого за первый месяц войны СССР потерял, как было отмечено выше, 75% имеющегося вооружения и до 80% действующих оборонных предприятий. Поэтому для противодействия Германии необходимы были экстраординарные мероприятия.

Первым, подлежащим решению вопросом, была эвакуация. Учрежденный совет по эвакуации планировал порядок и очередность перемещения людских контингентов и материальных ценностей, устанавливал сроки формирования эшелонов, а также руководил выгрузкой их в восточных районах страны (Поволжье, Урал, Казахстан, Западная и Восточная Сибирь, Средняя Азия). Согласно постановлению ЦК ВПКП(б) и СНК от 27 июня 1941 г., эвакуации подлежали производящие предприятия и в первую очередь оборонной промышленности. Постановления Совета по эвакуации, утвержденные правительством, были обязательны для хозяйственных руководителей, партийных и советских органов, военных советов фронтов, прикрывающих эвакуацию, а также для начальников военных округов в месте эвакуации. В первое время функционирования Совет по эвакуации неоднократно реформировался и по состоянию на 16 июля 1941 г. в него входили: Н. М. Шверник (председатель), А. Н. Косыгин, М. Г. Первухин (заместитель председателя), А. И. Микоян, М. З. Сабуров, Л. М. Каганович. Эвакуации, проводившейся с июня по ноябрь 1941 г., подлежало 1523 предприятия оборонного профиля (в том числе 1380 крупных). Проводилась она железнодорожным (свыше 10 млн. человек) и водным (до 2 млн. человек) транспортом, для чего потребовалось свыше 1,5 млн. железнодорожных вагонов и тысячи барж и буксиров. Всего же за это время было эвакуировано2593 промышленных предприятий. При этом, намеченные планом передислокации оборонной промышленности на восток были осуществлены в невиданных до сих пор масштабах и в кратчайшие сроки: 85% всех необходимых предприятий были эвакуированы без потерь, развернуты и через полтора-два месяца начали выдавать продукцию. Не эвакуированными остались некоторые предприятия Москвы, Ленинграда, Горького, которые либо продолжали выпускать оборонную промышленность, либо были перепрофилированы на ремонт оружия и военной техники.

Летом 1942 г., в связи с новым наступлением германских войск, была осуществлена эвакуация из Ворошиловоградской, Ростовской, Курской, Воронежской областей, Кубанского и Ставропольского краев, автономных республик Северного Кавказа и Закавказья. Было эвакуировано 150 крупных предприятий и около 8 млн. человек. В дальнейшем, ввиду острой нехватки оружия более тысячи тыловых заводов гражданской продукции были перепрофилированы на выпуск оружия и военной техники. Наиболее простым оказалось приспособление тракторных заводов к выпуску танков и другой бронетехники: уже в четвертом квартале 1941 г. их выпуск вдвое превосходил довоенный. Однако увеличение роста выпускаемой продукции обусловило возникновение новых проблем: потребовалось увеличение поставок черной и цветной металлургии, продукции общего машиностроения, химической промышленности, топлива и электроэнергии. Исключительно сложной проблемой оказалось налаживание проката стали и изготовление брони, что удалось освоить на Магнитогорском металлургическом комбинате. Не менее сложной оказалась и организация строительства самолетов, для чего пришлось построить пять заводов цветной металлургии и несколько новых цехов на имеющихся заводах. Топливная проблема вначале была решена за счет ресурсов Кузбасса, Урала и Караганды, где были построены новые шахты и созданы нефтяные промыслы.

Решение возникающих проблем в сочетании с жестким требованием дальнейшего наращивания выпуска военной продукции привело к возникновению новых проблем: недостатка электроэнергии, станочного парка и продукции общего машиностроения. Для решения проблемы электроснабжения в 1942 – 1943 г. г. была проведена капитальная реконструкция имеющихся на востоке страны электростанций, введены в строй новые мощности (в Новосибирске, Караганде и др.), а также на ряде предприятий построены свои небольшие электростанции. При этом пришлось создать дополнительные производственные мощности для постройки крупногабаритных котлов и изготовления среднего и мелкого электрооборудования. В результате перечисленных мероприятий мощность электростанций Урала и Западной Сибири увеличилась в два раза и в 1943-1945 г. г. была не менее чем по западную сторону Уральского хребта.

Пришлось строить также станкостроительные заводы и заводы общего машиностроения. К середине 1942 г. продукцию выдавали 850 вновь построенных заводов, отдельных цехов, шахт, электростанций, доменных и мартеновских печей, прокатных станов [26].

В 1942 г. основной задачей нового индустриального района стало снижение трудоемкости и себестоимости продукции, что достигалось совершенствованием организации производства, внедрением новых технологий, изобретений и рацпредложений, организации кооперации, применения поточных методов и модульных принципов изготовления продукции. Задача эта была успешно решена. Особенно высокие показатели были достигнуты в системах НКАП, где за время войны трудоемкость постройки самолетов МиГ-2 была снижена более чем в 2,5 раза, По-2 – вдвое, Ил-2 – в 5 раз. В целом же в оборонной промышленности за указанный срок производительность труда повысилась на 121%, а себестоимость – уменьшилась вдвое.

На 1943 г перед отечественной оборонной промышленностью была поставлена новая задача: превзойти Германию по количеству и качеству выпускаемой военной продукции. Эта задача также была решена, поскольку уровень поставок оборонной промышленности СССР увеличился с начала войны в 4,3 раза, а Германии – только в 2,3 раза. 1943 г. был годом перевооружения РККА и РККФ: появились модернизированные танки и самолеты, САУ, реактивные установки “Андрюша”, усовершенствовалась “технология” переправ через водные рубежи. В войска ПВО, на самолеты и корабли начали поступать радиолокационные станции. Доля новых образцов вооружения составила: по стрелковому вооружению – 42,3%, по артиллерии – 83%, по бронетанковой технике – более 80%, по авиационным средствам – 67%; полностью удовлетворились запросы вооруженных сил в части всех видов боеприпасов.

Исключительное внимание во время войны в нашей стране было уделено развитию новой военной техники, к разработке которой были привлечены НИИ, как АН СССР, так и оборонных Наркоматов. Интенсивно развивались оптика, радиолокация, гидроакустика и другие направления неконтактной техники, производящей обнаружение, классификацию и целеуказание воздушных, надводных и подводных целей. В создании новой техники особую роль сыграл НИИ-20 НКРТП. Еще с довоенного периода в СССР бурно развивалась реактивная техника. С весны 1943 г. работы в этой области велись Государственным Институтом реактивной техники: разрабатывались новые реактивные снаряды, пусковые установки для них, реактивные двигатели для самолетов, а также самолеты-снаряды. В 1942 г. под руководством И. В. Курчатова началась строго засекреченная работа по разработке атомного оружия, а в 1943 г. был учрежден Институт АН СССР по атомной энергетике. 1944 г. был не только годом максимальных поставок вооружения, но и пересмотра прежних планов – представилось возможным уменьшить поставки артиллерийского вооружения: 50 мм и 82 мм минометов, 45 мм пушек и их боезапаса и т.п. На 1 января 1945 г. РККА имела 11 тыс. танков и САУ, 91,4 тыс. орудий и минометов, 14,6 тыс. боевых самолетов. По количеству танков и САУ советские войска превосходили германские в 2,8 раза, по артиллерии и минометам в 3,2 раза, по боевым самолетам в 7,3 раза. Средний вес залпа стрелковой дивизии составил в 1941 г. –48 кг, а в декабре 1944 г. – 1589 кг, т.е. в 32 раза больше. Еще убедительнее показатель среднесуточного веса расходуемого советской стороной боезапаса: во время битвы за Москву (0,7-1,0 тыс. тонн), за Берлин (20-30 тыс. тонн).

Огромная работа была проделана за войну в направлении развития судостроительной промышленности. Почти все заводы речного судостроения были приспособлены для нужд военного кораблестроения. В блокадном Ленинграде и в Горьком (на заводе в Сормово) ни на один день не прекращалось строительство кораблей. За войну было достроено и построено 2 легких крейсера, лидер, 17 эскадренных миноносцев, 2 сторожевых корабля, 10 больших, 27 средних и 20 малых подводных лодок, 2 монитора, 23 больших охотника за подводными лодками, 3 сетевых заградителя, 96 противоминных кораблей, 677 боевых катеров (в том числе несколько принципиально нового типа – с реактивным вооружением), 377 катеров-тральщиков, 2 спасателя, 4 вспомогательных судна, 301 десантно-высадочное средство и 170 барж, лихтеров и шаланд. Кроме того, под боевые корабли и катера было переоборудовано около 1000 мобилизованных судов водоизмещением от 10 до 1000 т.

Свыше 99% всех работ по эвакуации, развертыванию мощных индустриальных регионов и изготовление продукции были выполнены советской стороной практически без помощи извне. Исключением является лишь закупка партии станков в Англии. Об этом свидетельствует в частности величина золотого запаса к моменту окончания войны: 2050 тонн.

К сожалению, строгая засекреченность, острый недостаток времени и преждевременная (1950 г.) смерть человека, возглавлявшего планирование передислокации промышленности А. Н. Вознесенского, не позволили до сих пор выявить тот математический аппарат, который использовался при решении задач перестройки отечественного народного хозяйства. В тоже время построение, разработка и приложение математических моделей для нахождения оптимальных решений при детерминированных, вероятностных, целенаправленно-противоположных и неопределенных исходных данных было обобщено английскими и американскими учеными в конце войны в науке, получившей название “исследование операций”. Несомненно, что во время войны англо-американским ученым пришлось решать сложные задачи, связанные с ПВО, эффективностью бомбометания, поиска подводных и воздушных целей, но им не приходилось решать такой сложной задачи, как передислокация оборонной промышленности и обеспечения нужд фронта в условиях крайне ограниченных ресурсов. Как с решением перечисленных задач справилось руководство перестройки народного хозяйства без указанного математического аппарата – до сих пор остается “русским чудом”. Не исключено, что такой аппарат был разработан и до сих пор остается не рассекреченным. Во всяком случае, этот вопрос относится к числу “белых” пятен в истории ВОВ.

10. Союзники СССР по военному блоку

При трансформации трех военных блоков в два, противоречия между двумя блоками замораживались пунктами заключенного договора. Следовательно, при честном исполнении договора соблюдение интересов сторон зависело от искусства дипломатии. Успехи советской дипломатии во время войны были очевидны, но в настоящее время замалчиваются. Кроме того, англо-американские спец. службы с первых же дней “союза” занимались и явно враждебной деятельностью в отношении него. Некоторые разъяснения по перечисленным вопросам приводятся ниже.

После нападения Германии на СССР заявление о его поддержке 22 июня 1941 г. сделали премьер-министр Англии У. Черчилль и 24 июня президент США Ф. Рузвельт. Заявление правительства Англии и США о поддержке СССР позволили И. В. Сталину в своем обращении к народу 3 июля 1941 г. развить мысль о сотрудничестве, объявив, что ведущаяся против гитлеровского режима война, является освободительной и должна объединить все силы, борющиеся за свободу и демократию и стать всенародной.

В соответствии с изложенным, родилась и быстро начала набирать силу идея создания единой антигитлеровской коалиции (АГК). Первым практическим шагом по воплощению этой идеи в жизнь было подписание 19 июля 1941 г. в Москве Советско-английского соглашения, в котором стороны обязывались “оказывать друг другу помощь и поддержку всякого рода в войне против Гитлера, а также не вести с ним каких-либо переговоров и не заключать перемирий без согласований друг с другом”. В июле же Советской стороной в Лондоне были подписаны соглашения о совместных действиях против Гитлера с находящимся в изгнании правительствами Польши (Сикорский) и Чехословакии (Э. Бенеш). В соответствии с первым из этих соглашений в октябре 1941 г. на территории СССР началось формирование “армии Андерса”, которая обеспечивалась советской стороной в самое трудное для нее время всем необходимым, однако армия эта не захотела воевать на советско-германском фронте и в 1942 г. покинула СССР, а в 1943 г. советская сторона прервала дипломатические отношения с польским эмиграционным правительством. Советско-чехословацкое соглашение соблюдалось обеими сторонами до конца войны.

В первые месяцы войны, когда СССР находился в исключительно тяжелом положении, Англия и США ограничивались лишь его словесной поддержкой, хотя сами в то же время не вели масштабных боевых действий. Ориентируясь на перехваченные по информации “Ультра” секретные данные германской стороны о боевых возможностях советских вооруженных сил (“колосс на глиняных ногах”) и на геббельсовский миф о непобедимой армии, союзная сторона (и прежде всего США) занимала выжидательную позицию, опасаясь “неоправданных затрат на обреченную страну”.

С переходом советских вооруженных сил к тактике стратегического сдерживания германского наступления и снижения его интенсивности, а также после установления действительных потерь немецкой стороны за первый месяц войны против СССР и из опасения, что в случае победы над СССР Германии достанутся все его ресурсы, Англия перешла к реальному сотрудничеству с СССР.

Трехсторонней консолидации способствовал также рост движения сопротивления в оккупированных Германией странах, а также признание советской стороной в августе 1941 г. генерала Де Голля официальным представителем Франции.

В соответствии с изложенным, в августе 1941 г. в Иран были введены англо-советские войска для предотвращения создания на его территории фашистских баз. В этом же месяце был заключен советско-английский торговый договор, оговаривающий масштабы поставок и систему их оплаты. Окончательное юридическое оформление трехстороннего сотрудничества получило на конференции министров иностранных дел: СССР – (В. М. Молотов при участии председателя СНК СССР И. В. Сталина), США (У. А. Гарриман) и Англии (У. Ливербрук), состоявшейся в Москве в период 30 сентября – 1 октября 1941 г. На конференции (известной также как Московское совещание 1941 г.) был подписан договор о военных поставках в СССР из США и Англии на период 1 октября 1941 г. – 30 июня 1942 г., а также было обещано открытие в 1942 г. второго фронта. СССР обязался расплачиваться за поставки сырьем. Юридическим основанием для заключения упомянутого договора послужили для Англии – подписанный ранее договор от 30июня 1941 г., а для США – принятый Конгрессом 11 марта 1941 г. “Закон о ленд-лизе” – системе передачи взаймы, в аренду или в обмен: вооружения, военной техники, боеприпасов, ГСМ, стратегического сырья, продовольствия, разных товаров, а также оказания услуг странам, воюющим с Гитлером на период ВМВ. Поставки в СССР планировалось осуществлять по трем маршрутам: атлантическому – в порты Мурманск и Молотовск (Северодвинск), ближневосточному – по железной дороге Иран-Азербайджан и тихоокеанскому – в порты Владивосток и Магадан. При этом основной объем поставок приходился на атлантический путь и осуществлялся с помощью конвоев, формировавшихся в военно-морских базах Лох-Ю, Рейкъявик и Хваль-Фьерд. Первый конвой, прибывший в Мурманск 28 августа 1941 г., доставил 39 истребителей типа “Харрикейн”, а также английских инструкторов и комплект учебного оборудования для развертывания базы подготовки советских летчиков. Английские летчики вели разведку в зоне маршрутов конвоев, а также районов немецких военно-морских баз в северной Норвегии и несли патрульную и охранную службу (ими было сбито 14 самолетов и потоплено несколько кораблей противника). Вместе с ними советские летчики участвовали в охоте на немецкий линкор “Тирпиц”.

Для обеспечения защиты конвоев в районах их погрузки и выгрузки требовалось наличие соответствующих сил ПЛО, ПМРО и ПВО, которых у СССР было недостаточно. Поэтому специальными договорами предусматривалась передача СССР в аренду на время ВМВ соответствующих сил. В течение 1943 – 1945 гг. СССР были предоставлены от союзников для этой цели 28 фрегатов, 78 охотников за подводными лодками, 166 торпедных катеров, 99 тральщиков и 49 десантных плавсредств, а также для возможности “обратных поставок” 105 сухогрузных судов и 19 танкеров. Корме этого у союзников было закуплено 3 ледокола, 25 буксиров и 5 плавмастерских.

В ходе войны СССР было заключено три договора на поставку советской стороне военной продукции союзников, в третьем участвовала Канада. При этом номенклатура, запрашиваемой советской стороной продукции существенно изменялась от договора к договору. Если в первом заказывалась, в основном, “стреляющая” продукция, то в последних – автомашины, дизели, электродвигатели и радиоэлектронное оборудование.

Всего за время войны в СССР прибыло 42 конвоя, включавшие 722 транспорта (около трети из числа отправленных – погибло). Из СССР было отправлено 36 конвоев. Продолжительность переходов составляла 10-14 суток, количество транспортов в конвое колебалось от 10 до 49, силы охранения обычно включали крейсер, 2-3 эсминца и до 15 сторожевых кораблей.

На долю перечисленных выше “атлантических” перевозок пришлось около 90% всех осуществленных поставок. Всего же СССР получил: от США 14,8 тыс. самолетов, 7,1 тыс. танков, 9,6 тыс. орудий, 1,3 тыс. пулеметов, до 400 тыс. автомашин, тракторов и тягачей, 2,6 млн. тонн нефтепродуктов, 200 тыс. тонн продовольствия, а также средства связи, алюминий, железнодорожные рельсы и другие товары, от Англии – 3,4 тыс. самолетов, 4,9 тыс. танков, металлообрабатывающие станки и др., от Канады – 1188 танков. Контрпоставки СССР включали хромовую и марганцевую руду, платину и другое высоко дефицитное сырье. Выполненные расчеты показывают, что суммарный объем поставок по ленд-лизу за войну составили около 4% от аналогичной продукции, изготовленной за этот же период в СССР. При этом поставки носили нестабильный характер (в 1943 г. они были прерваны, например, на 8 месяцев) и не всегда в полной мере соответствовали заявке.

В свете ставшей доступной в конце века информации о ВМВ, военные поставки союзников СССР объясняют следующим. Англия, как было сказано в разделе 4, продолжала бояться Гитлера и не хотела оставаться с ним один на один на Европейском континенте. Поэтому она первой начала оказывать СССР поддержку. При этом она не забывала о своих интересах и за поставки получала золото. То же самое и Канада. США, до ноября 1941 г. поступали как Англия и, лишь убедившись, в боеспособности СССР, приобщили его к кредитным (т.е. к ленд-лизовским) поставкам. Закон же по ленд-лизу преследовал три цели: защиты себя чужими руками, сохранения своих сил для нанесения решающего удара и развития собственной экономической базы, что обеспечивает возможность дальнейшего обогащения и усиления военного потенциала. Суммарные расходы США на поставки по ленд-лизу составили около 46 млрд. долларов, что составляет 13% от их общих расходов на войну. Из этой суммы 66% приходится на Англию, 22% на СССР, 3% на Францию, 2% на Китай и 7% на 38 других стран из числа 56, объявивших войну Германии. В основном благодаря ленд-лизу национальный доход США увеличился по сравнению с довоенным уровнем к концу войны в 1,5 раза в сопоставимых ценах.

Возвращаясь к хронологии создания единого антигитлеровского блока, следует напомнить, что на Московской конференции 1941 г. имело место два события мирового масштаба: нападение 7 декабря 1941 г. японских ВВС на американский Тихоокеанский флот, закончившейся почти полным уничтожением последнего и первое поражение считавшейся до сих пор непобедимой германской армии, нанесенное ей под Москвой. Первое из этих событий привело США к вступлению в войну и соответственно к перестройке американского промышленного потенциала на военный лад, второе – к укреплению авторитета СССР. В этой обстановке 1 января 1942 г. в Вашингтоне была подписана “Декларация-26-и” (известная позднее как “Декларация объединенных наций”), выработанная правительствами Англии, Китая, СССР, США, и Франции, подписанная, помимо этих стран, правительствами в изгнании оккупированных Германией стран (Греции, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, Польши, Чехословакии и Югославии); странами Британского содружества (Австралии, Индии, Канады, Новой Зеландии и Южноафриканского союза), а также странами Панамериканского блока (Гаити, Гватемалы, Гондураса, Доминиканской республики, Коста-Рики, Кубы, Никарагуа, Панамы и Сальвадора). Страны, подписавшие “Декларацию”, обязывались все свои военные и экономические возможности направлять на борьбу с фашизмом. Как видно из изложенного, “Декларация” призвала страны всего мира к единому военно-политическому союзу против германо-фашистского блока и захватнического японского милитаризма. При этом наличие СССР в создавшемся блоке способствовало консолидации народных масс всего мира. В 1942 г. “Декларацию” подписали Абиссиния (Эфиопия), Бразилия, Мексика и Филиппины, а в 1943 г. – Боливия, Ирак, Иран, Кувейт и Чили, в 1944 г. – Либерия, а к моменту окончания войны – всего 36 государств.

Помимо упомянутых выше соглашений и договоров, внешняя разведка органов госбезопасности СССР заключила в 1941 г. с английской разведкой и в 1943 г. с американской соглашения, в соответствии с которыми, стороны брали на себя обязательства передавать друг другу разведывательную информацию по Германии, оказывать помощь в проведении диверсий, заброски на территорию врага агентуры и т.п. Однако, на практике, контакты с разведками союзников, по их вине, носили эпизодический характер, и результаты оказывались малоэффективными. Более того, имели место случаи, когда английская спецслужба, с территории которой должна была осуществляться заброска наших агентов, провоцировала их на отказ от заброски и сделала попытки перевербовки. Забегая вперед, отметим, что ввиду неприемлемости для советской стороны подобных контактов, они были прекращены после открытия союзниками второго фронта.

Обещания союзников открыть второй фронт не было реализовано ни в 1942 г., ни в 1943 г. Однако, они настойчиво предлагали создать свои военно-воздушные базы в Батуми и Баку. При этом в Москве, где в связи с официальным сотрудничеством, значительно увеличился состав дипломатической миссии, а также в северных портах, куда прибывали конвои и создавались специальные команды для их приема, английские спецслужбы (правительственная “Интеллижент сервис”, министерств экономики, информации, сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил) интенсивно создавали шпионскую сеть, которую курировал английский посол в СССР Арчибальд Кэрр. По официальным данным органов госбезопасности СССР [28] на территории СССР во время войны было зарегистрировано свыше 200 английских разведчиков, деятельность которых была настолько недопустима, что пять из них (в том числе 1 генерала) пришлось выслать из страны. Деятельность английской резидентуры, кроме упомянутых выше мест, была также зарегистрирована в Свердловске и Полярном. По официальным данным органов Госбезопасности СССР за время войны свыше 2700 граждан СССР и ряд граждан польского подданства было уличено в связях с английскими спецслужбами [28].

В США, где до Пирл-Харбора были сильны изоляционные настроения (“доктрина Монро”) стратегической (внешней) разведки не существовало. Имелись лишь разведывательные органы в частях сухопутных и военно-морских сил, а контроль за деятельностью всего южно-американского континента, начиная с Мексики, был возложен на ФБР. Урок Пирл-Харбора заставил президента США Ф. Рузвельта поручить в декабре 1941 г. полковнику У. Доновану (ветеран Первой М. В., высококвалифицированный юрист по международным вопросам) организовать в стране службу стратегической разведки. Первым шагом в этом направлении было учреждение научно-исследовательского органа, занимавшегося сбором внешней информации и получившим название “Бюро координатора информации” (БКИ). БКИ интенсивно развивалось и с июня 1941 г. было преобразовано в “Управление стратегических служб” УСС, просуществовавшее до 1947 г., когда оно в связи с открытым переходом к политике “холодной войны” было преобразовано в ЦРУ. Задачей УСС являлся сбор стратегической информации, а также планирование и осуществление “специальных операций” (секретных операций в тылу противника, операций по подготовке к вторжению в северную Африку, подбор и подготовка антигитлеровских групп в тылу противника). Начальником УСС был назначен полковник Донован, а резидентом в Европе, действующим из нейтральной Швейцарии – А. Даллес (видный юрист, специалист по международным вопросам, выразитель интересов крупного капитала, имеющий связи с немецкими промышленниками). С 1943 г. УСС распространила свою деятельность на все страны мира, кроме Южноамериканского материка (где нужные США функции продолжало выполнять ФБР) и Тихоокеанского театра, находящегося единовластно под командованием генерала Макартура.

С нарастанием успешного наступления советских войск на всем фронте от Белого до Черного моря усиливалась и враждебная деятельность спецслужб союзников. Помимо отмеченных выше попыток вербовки граждан СССР на его территории, началась также усиленная работа с советскими военнопленными из числа как взятых в плен союзниками в ходе операции “Оверлорд” власовцами, так и из числа освобождаемых из немецких концлагерей: делались попытки их вербовки или, по крайней мере, к невозвращению в СССР. Особое внимание спецслужбами союзников уделялось установлению контакта с немцами, недовольными Гитлером. По данным А. Даллеса [29], он еще в 1943 г. установил контакт с начальником “Абвера” вермахта адмиралом В. Канарисом и его заместителем, а затем с разведками Пэтэна (оккупированная Франция) и короля Эммануила (Италия). С конца 1944 г., когда поражение Германии стало очевидным, с А. Даллесом начали искать контакты немецкие промышленники и, в конце концов, через князя Гогенлоэ контакты начали постепенно налаживаться и в союзнической прессе началась пропаганда за “политическое решение проблем” с мотивировкой спасения человеческих жизней и материальных ценностей.

После успешной высадки англо-американского десанта на побережье Франции, в УСС было создано специальное подразделение, в задачу которого входило задержание военных преступников, спасение произведений искусства, награбленных немцами в разных странах, а также контроль за перемещением денежных фондов нацистской партии.

Это подразделение доукомплектовывалось высококвалифицированными учёными и специалистами, занимающимися поиском немецких патентов, исследовательских и научных разработок, а также их авторов.

Со стороны США в конце ВОВ имели место и прямые враждебные действия против вооруженных сил СССР, что тщательно скрывалось в то время обеими сторонами. Самым наглым из таких действий был удар американских ВВС по колонне наших войск, нанесенный 7 ноября 1944 г. близь югославского городка Ниш, в результате чего погиб командир 6-го гвардейского корпуса генерал-лейтенант П. Г. Котов и 5 его подчиненных, а также 7 авиаторов 17-ой воздушной армии. Естественно, американское командование принесло советскому глубокие извинения за эту “роковую случайность”. В принципе это могла быть “роковая случайность”, если бы ни ее дата. [30]. Кроме этого, англо-американская авиация бомбила мосты через Дунай и впадающие в него реки, а также минировала Дунай на участке протяженностью свыше 500 км. Такие действия могли преследовать одну цель: препятствование продвижению советских сил на запад.

В последние месяцы войны враждебные СССР действия союзников активизировались. Курировал их А. Даллес в рамках разработанной УСС операции “Восход солнца”, имеющей целью заключение сепаратного договора с Германией. При этом он опирался на поддержку крупных промышленников, интересы которых представлял вице-президент США Г. Трумэн, на английское командование в лице его главнокомандующего силами союзников на Средиземноморском ТВД фельдмаршала А. Т. Александера, а также на Ватикан. Для последнего большое значение имело, кто займет ключ к Средиземноморью – Триест – союзники или Югославская народно-освободительная армия, за спиной которой стоял СССР. К этому времени в Рейхе за спиной Гитлера начали свою игру Геринг, Гиммлер, Кальтенбруннер и Вольф (последние два, а также находившийся в Англии Гесс имели высшие звания СС – обергруппенфюрера). В конечном итоге ключевой фигурой стал обергруппенфюрер Вольф, с которым Даллес в середине марта вступил в личный контакт и действия которого именовались у союзников “миссией Вольфа”. Вольф удачно маневрировал между Гиммлером и Кальтенбруннером с одной стороны и сохраняющим верность Гитлеру командующим войсками в Северной Италии и Адриатике фельдмаршалом Кессельрингом. После назначения 15 марта 1945 г. последнего главнокомандующим Западным фронтом, обстановка изменилась в благоприятном для Вольфа направлении. Однако о деятельности “миссии Вольфа” стало известно советской внешней разведке и по дипломатическим каналам был направлен соответствующий запрос правительством США и Англии. Последние оказались в трудном положении: с одной стороны, как в Англии, так и в США имелись влиятельные круги, ненавидящие СССР и видящие в создавшейся ситуации возможность раз и навсегда убрать его с мировой арены. С другой стороны США и Англия были связаны с СССР общеизвестными договорами и соглашениями, в которых оговаривалась недопустимость ведения с Германией каких-либо переговоров без взаимного согласия сторон. При этом престиж СССР за последнее время значительно возрос, в частности, им контролировалась большая часть освободительного движения в Европе. И, наконец, СССР еще был нужен союзникам для войны с Японией, которая, по их мнению, будет продолжаться 1,5-2 года. В конечном итоге “миссия Вольфа” была локализирована районом Италия – адриатический фронт и на подписание соглашения о капитуляции группы армий “С” 29 апреля 1945 г. был приглашен представитель СССР генерал-майор Кисленко. Соглашение оговаривало введение его в действие со 2 мая 1945г.

Назначение Гитлером перед самоубийством, нового кабинета министров во главе с гросс-адмиралом. К Деницем, изменило обстановку, в результате чего акт о безоговорочной капитуляции Германии был подписан 8 мая 1945 г.

Возвращаясь к последним неделям войны уместно отметить, что англо-американское командование изучало вопрос о возможности начала войны против СССР с использованием частей вермахта. Были организованы склады для хранения немецкого трофейного оружия и военной техники, а в некоторых лагерях военнопленных сохранены порядки немецкой армии. В Фленсбурге, где с 5 июня 1945 г. начало функционировать новое имперское правительство гросс-адмирала К. Деница (английская зона оккупации) была даже сохранена немецкая администрация. Война против СССР не была начата, прежде всего, потому, что элементарные расчеты свидетельствовали о том, что Советская армия в то время была сильнее английской, американской и германской вместе взятых

11. Враждебные СССР воинские формирования из числа своих граждан

Этот вопрос почти не освещался в советской печати, а после 1990 г., как правило, преподносился в искаженном виде и, следовательно, заслуживает особого внимания.

Указанные формирования использовались германским командованием для полевой, охранной, полицейской, строительной, ремонтно-восстановительной и хозяйственной службы.

По специфике своего комплектования эти формирования могут быть разделены на четыре группы:
- сформированные заблаговременно на новых (присоединенных) территориях СССР и ведущие боевые действия против советской администрации, войск НКВД и РККА с момента начала войны и до ее конца (и даже позже), но уже под руководством своих новых хозяев;
- учрежденные во время войны местными националистами на территории некоторых автономных республик с населением, исповедующим ислам (Крымская и Чечено-Ингушская АССР), выступающие против войск НКВД и частей РККА;
- сформированные на оккупированных территориях или за их пределами национальные полевые части, предназначенные для службы в состав вермахта;
- сформированная из военнопленных за пределами СССР для действия в составе вермахта – Русская освободительная армия (РОА).

Общим для всех перечисленных групп формирований являлось то, что они создавались немецко-фашистскими властями или контролируемыми ими главарями буржуазно- националистических организаций. Базой формирования являлось националистически настроенное местное население, “обиженные” властью собственники, антисоветские и уголовные элементы. В начале войны комплектование перечисленных формирований производилось на добровольных началах, с середины войны – с использованием методов принуждения. В частности, для службы в вермахте призывались граждане, имеющие подданство СССР и военнослужащие, что является нарушением ст. 23 Гаагской конвенции 1907 г., согласно которой: “ в ходе сухопутной войны запрещается принуждать подданных противной стороны принимать участие в военных действиях против собственной стороны”.

К первой группе относятся формирования на территории Западной Украины, Западной Белоруссии, Эстонии, Латвии и Литвы.

Наиболее глубокие корни имеют формирования на территории Западной Украины. Ещё при распаде Австро-Венгрии (где государственным был немецкий язык) в ноябре 1918 г. была учреждена Западно-украинская народная республика (ЗУНР) со столицей Львов (бывший Лемберг), в состав которой входили Восточная Галиция, Буковина и Закарпатье. Вооруженные силы ЗУНРа, называемые УСС (украинские сечевые стрелки) были сформированы на базе галицийской дивизии бывшим ее командиром полковником австро-венгерской армии Ковальцем. Согласно Рижскому договору от 18 марта 1924 г. ЗУНР была присоединена к Польше, внутри которой продолжала борьбу за независимость. Из администрации ЗУНР и командования УСС осенью 1921 г. было создано Украинское военное объединение (УВО), деятельность которого корректировалась польской разведывательной службой (Дефензива) и, прежде всего, было направлено на враждебные действия против СССР (ведение разведки, налаживание агентурной сети, распускание слухов и т. д.). В январе 1929 г. в Вене состоялся первый съезд украинских националистов, на котором было учреждено под руководством Ковальца “Объединение Украинских националистов (ОУН). С момента своей организации ОУН имело связи, как с польской, так и с немецкой разведывательными службами. С приходом к власти Гитлера связи стали усиливаться, чему способствовало обещание немецкой стороны о создании самостоятельного украинского государства. После разгрома Польши контакты руководства ОУН с германскими спецслужбами усилились. Имеются достоверные данные о вербовке в разное время ответственными представителями Абвера руководителей ОУН Ковальца, Мельника, Бендеры, Лебедя, Левицкого и др. Однако, в борьбе за власть с первыми лицами руководства Мельником и Бендерой (Ковалец к этому времени был уничтожен советской внешней разведкой), возникли существенные расхождения, что было выгодно немецкой стороне. Налаженные контакты позволили германскому командованию заблаговременно создать в пограничных районах Западной Украины свою агентурную сеть, посты наблюдения и линии связи, а также разместить диверсионные группы. Такая подготовка усилила эффект внезапного удара и облегчила быстрое продвижение частей вермахта вперед. На захваченных территориях германское командование разрешило введение местного самоуправления, осуществляя при этом жесткий контроль. Первым шагом вновь учрежденного самоуправления было формирование карательных подразделений, задачами которых являлось уничтожение в полосе “Варшава – румынская граница” всего неукраинского населения, а также скрывающихся в лесах служащих РККА, евреев и цыган. Фактически самая преступная часть немецкого плана “Ост” выполнялась руками оуновцев. С течением времени местное население начало понимать полную зависимость ОУН от немцев и стало выражать недовольство путем организации самостоятельных партизанских отрядов. Спасая положение один из руководителей ОУН в зоне действия своего “провода” (отряда) объявил войну немцам, не носившую, однако, серьезного характера. Тем не менее, несколько групп, выступавших против немцев наиболее активно, были расстреляны, а сам Бендера на некоторое время исчез. С приближением советских войск к границам Западной Украины, действия немецкого командования и главарей ОУН активизировались: начали создаваться полевые воинские части для вермахта, а в марте 1943 г. была учреждена Украинская Повстанческая Армия (УПА), вооружение, снаряжение и обеспечение которой, взял на себя вермахт. УПА была разделена на Северную, которой командовал А. Мельник и Южную под командованием С. Бендеры. Несколько позже в Северной части появилась еще армия имени Тараса Бульбы. По имеющимся оценкам численность Северной и Южной УПА составляли по 15 тыс., а “бульбовцев” – до 3,5 тыс. человек. При освобождении Западной Украины советскими войсками УПА вместе с немецкими частями сражалась с РККА, после освобождения – с введенными туда частями НКВД, а позднее и с администрацией УССР.

Количественные показатели злодеяний ОУН на территории Западной Украины еще не установлены. Однако, по имеющимся выборочным данным это сотни тысяч уничтоженных поляков, советских военнослужащих, непокорного местного населения, евреев, цыган и лиц других национальностей и сотни сожженных деревень. Ими, в частности, были убиты командующий Первым Украинским фронтом генерал армии Н. Ф. Ватутин и легендарный советский разведчик Н. И. Кузнецов.

С подходом советской армии к границам БССР, немецкое командование руками буржуазных националистов (в основном, привезенных из Германии) пытались создать из местного населения националистические формирования, получившие наименование “Белорусская краевая оборона” (БКО), противостоящие частям РККА. В конечном итоге это свелось к созданию нескольких бандформирований, разгромленных частями РККА летом 1944 г. и полностью ликвидированных частями НКВД в первые послевоенные годы.

Уместно напомнить, что Эстония и Латвия до 1918 г. никогда не были самостоятельными государствами. После победы над шведами, Петр I выкупил их у Швеции, в которую они входили. Ко времени присоединения Прибалтийских республик к СССР (1940 г.), в них усилиями германских спецслужб и буржуазных националистов было создано активное антисоветское подполье, способствующее быстрому продвижению вермахта на восток. Так, только в лесах Эстонии была развернута диверсионная группа “Эрна”, численностью до 1800 человек, а в Финляндии с мая 1941 г. функционировала группа “Эрна-2”, готовящая под руководством немецких инструкторов диверсантов для заброса в Эстонию. Забегая вперед, отметим, что за период войны из состава этой группы было заброшено около 2.4 тыс. диверсантов. В лесах Литвы, имеющей непосредственную границу с Германией, помимо националистических группировок, скрывались части литовской армии, не подчинившиеся правительству.

Литва была оккупирована германскими войсками в последних числах июня, Латвия – в середине июля, Эстония (включая островную зону) – в сентябре 1941 г. Дальнейшие намерения Германии в отношении Прибалтийских республик оговаривались “Планом Ост для Прибалтики”, разработанным Гиммлером и Розенбергом, подписанным Гитлером 5 июля 1941 г. Согласно предпосылкам, заложенным в этот план, 50% населения Эстонии уже достаточно онемечено, в Латвии - онемеченных в несколько раз меньше, чем в Эстонии, а Литва – находится на уровне Польши, где полноценных людей всего 2-3%. Полноценное население подлежит дальнейшему онемечиванию, а неполноценное – отправка на работы в Германию или уничтожению. Освободившиеся площади должны заселяться немецким населением, (забегая вперед, отметим, что в обоснование выполнения этого плана в Литву к середине 1944 г. уже было переселено около 550 немецких семей). Следующей директивой Гитлера от 17 июля 1941 г. все три Прибалтийских республики были включены в качестве отдельных округов во вновь учрежденный рейхскомиссариат “Остланд”, в котором государственным языком был объявлен немецкий. В сентябре 1941 г. в Эстонии и Латвии были образованы из угодных Германии лиц правительства “национального самоуправления”, было сохранено подпольное антисоветское правительство “Фронта национального освобождения”. Забегая вперед, отметим, что как только оно стало выходить за рамки лозунга “смерть большевикам и евреям” и делать попытки бороться за национальные интересы своего народа, оно в 1944 г. было заменено чисто пронемецким.

Первыми шагами вновь образованных правительств новых округов “Остланда” было создание вспомогательных (в помощь немцам) полицейских батальонов и возрождение националистических организаций типа “Омакайтсе” – в Эстонии, “Айсарги” – в Латвии, “Железные волки” и “Лесные братья” – в Литве. Вспомогательные полицейские батальоны были наделены карательными функциями и предназначались, прежде всего, для подавления партизанского движения и действовали совместно с немецкими карателями. При этом вся “черная работа” возлагалась на прибалтов, что часто фотографировалось и снималось на пленку. Кроме “вспомогательных полицейских батальонов” в Каунасе в 1942 г. были создано три так называемых “партизанских полка”, занимавшихся еврейскими погромами на всей территории всех земель “Остланда”. С конца лета 1942 г. в “Остланде” началось также формирование охранных батальонов, предназначенных для действий не только в “Остланде”, но и за его пределами. Всего было сформировано 20 батальонов общей численностью до 8 тыс. человек. Они несли “охранную службу” (под чем понималась, прежде всего, борьба с партизанами) на Украине, в Белоруссии, Югославии и Италии. С конца 1942 г. в германской армии стала ощущаться острая нехватка в живой силе и одним из источников ее пополнения стала Прибалтика. Первой прибалтийской воинской частью, воевавшей против СССР (сентябрь 1942 г., Волхов) стал отдельный эстонский батальон. В дальнейшем прибалтийские подразделения воевали против РККА под Колпино (1943 г.), Новгородом, Псковом и на Украине (1944 г.).

Во второй половине войны, когда советские войска вели бои за освобождение Прибалтики и позднее, когда Прибалтика оказалась в тылу советских войск, активизировали свои действия, находившиеся тогда под контролем Абвера и гестапо упомянутые выше националистические банды. За время войны ими были убиты тысячи военнослужащих и мирных жителей СССР (в одной только Латвии свыше 3,5 тыс.). Действия националистических банд, но уже под руководством английской “Интеллинжент сервис”, продолжались до начала 50-х годов.

Итоги враждебной деятельности прибалтийских националистов против СССР и своего народа, именно своего, поскольку против Гитлера воевало гораздо больше прибалтов, чем за него и среди них было 55 Героев Советского Союза , сводится к следующему:

Эстония. В составе вермахта и частей СС воевало около 30 тыс. эстонцев. Из них около 10тысчбыло убито и почти столько же покинуло родину, бежав с немцами. На ее территории имелось 25 концентрационных лагерей и до 100 тюрем, в которых уничтожено 61 тысяча мирных жителей и 64 тысячи советских военнопленных. 80 тысяч мирных жителей было угнано в Германию на работу, большая часть которых на родину не вернулась (в основном погибли).

Латвия. Было 23 концлагеря, 46 тюрем и 18 гетто. В них уничтожено около 314 тысяч мирных жителей и 330 тысяч военнопленных. На работу в Германию угнано 280 тысяч.

Литва. Функционировало не менее 50 тюрем, концлагерей и гетто, в которых было уничтожено около 370 тыс. местных жителей, около 20 тыс. граждан нелитовской национальности и до 230 тысяч военнопленных, т.е. всего – 700 тыс. человек. На работу в Германию угнано свыше 70 тыс. человек.

За войну в Прибалтике гитлеровцами и их приспешниками было уничтожено свыше 250 тысяч евреев [7].

Специфической особенностью второй группы антисоветских военных формирований являлось формирование их “на месте действия” из националистически настроенного местного населения. К ним следует причислить и действовавшие в прифронтовой зоне и армейских тылах банды уголовных элементов (их было 1-2% от общего числа банд-формирований). Ликвидацией указанных формирований занимались внутренние войска и войска отдела борьбы с бандитизмом (ОББ) НКВД СССР.

Подобного рода формирования создавались в Крыму после захвата его степной части германскими войсками из националистически настроенной части татарского населения, находившегося под влиянием турецких спецслужб, связанных с немецкими. Непосредственно после занятия немцами Симферополя в апреле 1941г. туда из Берлина прибыл с соответствующей свитой председатель “Комитета крымских татар”, который организовал интенсивную обработку татарского населения, после чего призвал его к службе в охранных ротах, предназначенные, прежде всего для борьбы с партизанским движением, организованным русско-украинской частью населения Крыма. Комплектование охранных рот проводилось на добровольных началах и прошло успешно. Более того, имеются официальные документы, в которых “актив” татарского населения Крыма обращается к руководству вермахта и самому Гитлеру с просьбой “разрешить” воевать против большевиков. Просьба эта была удовлетворена не сразу, но с весны 1943 г. началась вербовка татар в ряды вермахта. Призванных одевали в немецкую форму и ставили на довольствие, как солдат вермахта. Они проходили краткосрочную подготовку группами по 35 человек и зачислялись в батальоны 17 армии вермахта, держащей три фронта: перекопский, керченский и “партизанский”. Обще количество крымских татар, воевавших в рядах вермахта, составляло до 18 тысяч человек. В марте 1944 г. в Крыму все было подготовлено к учреждению национального самоуправления, но намерение это не было осуществлено благодаря освобождению Крыма частями РККА. В этом же году татары были депортированы в Среднюю Азию.

С начала войны и объявления мобилизации в некоторых автономных республиках Северного Кавказа начались волнения, усиливающиеся с продолжавшимися неудачами советской армии в начальный период войны. Дело дошло до нападения на призывные пункты и неподчинение местным властям. Особенно это относилось к горным районам, куда для наведения порядка были срочно введены войска НКВД и проведена депортация части населения. Согласно официальным данным в период с сентября 1941 г. по январь 1942 г. было депортировано в Среднюю Азию: из Чечено-Ингушской АССР – 819 человек, из Краснодарского края – 37723, из Кабардино-Балкарской АССР – 5803, из Северо-Осетинской – 2415, из Дагестанской АССР – 7306, из Калмыцкой АССР – 5843, Ордженикидзевского (Ставропольского) края около 7000 и Ростовской области – 38288 человек [34]. В гиперболизированной трансформации приведенные выше цифры муссируются как в зарубежных, так и в сегодняшних отечественных источниках как образец бесчеловечности советского режима. При этом забывается, что аналогичная участь постигла 110 тысяч американских подданных японского происхождения в США после нападения японцев на Пирл-Харбор.

Еще до начала боев за Предгорье Кавказа, немецкое командование забросило в район Чечено-Ингушетии специально подготовленную в Германии группу, состоящую из представителей “Комитета народов Кавказа” и Абвера, которая развернула активную деятельность по формированию “повстанческих” отрядов. На указанную территорию, кроме того, было заброшено три диверсионных группы, причем одна из них (численностью до 800 человек) была экипирована в советскую форму. Не следует, однако, считать, что большинство коренного населения предгорий Кавказа поддерживало немецкие войска. Наоборот, из местного населения в феврале 1942 г. было сформировано 12 истребительных батальонов и горно-стрелковая дивизия [35]. В то же время, на Северном Кавказе за период 1941 – 1943 г. г. было ликвидировано 963 банд-группы общей численностью 17513 человек, а за первую половину 1944 г. еще 145 групп численностью 3144 человека. С этого же года началась массовая депортация чеченцев, ингушей и частично калмыков и карачаевцев в Среднюю Азию. Земли Чечено-Ингушской и Карачаево-Черкесской АССР были переданы Ордженикидзовскому (Ставропольскому) краю.

Всего же за период 1941 – 1943 г. г. в СССР - в прифронтовых зонах СССР было уничтожено 7161 банд формирований (54130 человек), а в первой половине 1944 г. 1727 групп, численностью 10994 человека [34].

Как уже отмечалось выше, для придания начатой Гитлером ВМВ всеевропейской фашистской направленности, с 1940 г. для вермахта началось комплектование дивизий СС из военизированных фашистских организаций (СД, СА), а затем и из аналогичных элементов оккупированных стран. Всего за войну было скомплектовано 59 дивизий. Собственно немецкие дивизии СС имели патриотически-устрашающие наименования (“Тоденкопф”, “Дойчланд” и др.). Дивизии из населения оккупированных стран имели броские обозначающие названия (см. раздел 5). С 1943 г. начали военные действия дивизия СС, “Галитчина” и батальоны “Остланд”.

В связи с недостатком в живой силе, началось формирование новых подразделений вермахта из военнопленных. Создавались так называемые легионы. В 1942 – 1943 г. г. на оккупированных территориях СССР было создано 7 таких легионов и казачий полк: Эстонский, Латвийский, Литовский, Грузинский, Армянский, Азербайджанский и Туркестанский. Первые три использовались на Ленинградском и Волховском фронтах, следующие четыре – на Закавказском, казачий полк был передан белогвардейскому охранному корпусу, который нес службу в Югославии и Северной Италии(хотя некоторые его подразделения использовались и на советско-германском фронте). Легионы существенно различались как численностью, так и “боевой устойчивостью”. В среднем легион состоял из 8-13 батальонов численностью 750-850 человек. В каждом батальоне имелось три стрелковых, пулеметная, артиллерийская или минометная, а также штабная роты. По боевой устойчивости прибалтийские легионы не уступали немецким войскам. Все же южные, как правило, при первой возможности сдавались или переходили на советскую сторону: видимо поэтому, в состав этих рот включали по 20-30 немецких автоматчиков.

Уместно отметить, что немецкая сторона, подписавшая Женевскую конвенцию в части сухопутной войны, нарушила ее не только в отношении СССР (не подписавшего эту конвенцию), но и в отношении Англии, сформировав из ее подданных Индийский легион. Легион был укомплектован из индусов, взятых в плен в 1942 г. войсками Роммеля в Африке и вывезенных в Германию. Легион состоял из трех батальонов и насчитывал до 4 тысяч человек. Несмотря на договоренность с германскими властями о том, что легион предназначен только для использования в северо-западной части Индии (под лозунгом “освобождение от английского рабства”), он в 1944 г. был направлен на побережье Голландии, где и сдался американским войскам [37].

Предметом особо усердной фальсификации, как зарубежной, так и горбачевско-ельцинской, истории ВОВ является так называемое “Власовское движение”, “Русская освободительная армия” (РОА) и судьба советских военнопленных. В указанной трактовке желаемое выдается за действительность. Согласно строго документальному исследованию [38], история перечисленных вопросов сводится к следующему. В начальный период ВОВ в плен попало до двух миллионов военнослужащих РККА. Они содержались в нечеловеческих условиях и при малейшем ослушании уничтожались. В начале они использовались немецким командованием на тяжелых работах, а после провала блицкрига начали привлекаться к службе в вермахте. У пленных было две альтернативы: или погибнуть в лагере или идти на службу к немцам. При этом военнослужащие подвергались идеологической обработке, доказывающей неизбежность поражения СССР. В сложившейся ситуации, значительная часть военнопленных выбирала второй путь. Для комплектования вермахта подобного рода “добровольцами”, в нем был учрежден “Штаб добровольческих войск”, руководимый генералами Хофманом и Кессельрингом. Работа штаба началась с формирования экспериментальных частей Русской Национальной освободительной Армии (РОА). Первой такой частью была “Бригада Каменского”, разместившаяся в районе Брянск-Локоть, где была организована самостоятельная “Локотская республика”, которой предоставили самоуправление. Республика просуществовала до подхода советских войск, после чего бригада и часть местного населения ушла вместе с немцами. Сам Каменский был расстрелян немцами. Второй экспериментальной частью была бригада Гире-Родионова, которая в конечном итоге вернулась в РККА. Третьей – бригада “Осинтор” (по названию места), возглавляемая белогвардейским полковником Кромиади, расформирована в 1943 г. Одновременно с созданием экспериментальных частей военнопленных, из них также комплектовались батальоны для передачи в полевые части вермахта, несущие службу, в основном, в системе обороны “Атлантического вала”.

Летом 1942 г. командующий Второй ударной армии, попавшей в окружение, генерал-лейтенант А. А. Власов добровольно сдался в плен германским войскам и предложил им свои услуги. Он написал письмо Гитлеру, в котором предлагал подчинить ему все воюющие на стороне Германии русские воинские части, объединив их в Русскую освободительную армию (РОА). В начале предложения Власова не устраивали Гитлера, поскольку он надеялся разгромить СССР силами только Германии. Однако, в связи с осложнением в ходе войны военно-политической обстановки, по настоянию командования вермахта и СС, Гитлер, в конце концов, согласился с необходимостью использования советских военнопленных – “борцов против большевизма” в составе германских войск, как это уже делалось в отношении нерусского населения. Был учрежден “Русский комитет”, в который вошли пленные русские генералы: А. А. Власов (председатель), В. Ф. Малышкин, Г. Н. Жиленовский и Г. А. Зверев. В декабре 1942 г. было объявлено о создании РОА. Была поднята большая агитационная шумиха, начали издаваться миллионным тиражом газеты “Заря” и “Доброволец”, были распространены листовки так называемой “Смоленской декларации” (в действительности написанной в Берлине), членами комитета в оккупированных городах устраивались “встречи с местной интеллигенцией” и т. п. Однако, практически ничего не делалось и Власов с его движением использовались лишь как реклама. Стремительное наступление частей РККА в 1943 г. – первой половине 1944 г. по всему советско-германскому фронту и высадка союзников в Нормандии привели к дальнейшему ухудшению военно-политического положения Германии и заставили ее руководство искать выход из надвигающейся катастрофы. Такой “соломинкой” оказался Власов с его “Русским комитетом”, преобразованным в конце 1944 г. в “Комитет освобождения народов России” (КОНР). Планировалось формирование 10 дивизий. Забегая вперед, отметим, что к началу марта 1945 г. полностью была укомплектована только “Первая дивизия РОА” (числившаяся в штатах вермахта как его 600-сотая дивизия). В стадии завершения комплектования (12 тыс. чел.) находилась его вторая дивизия, а третья начала комплектоваться лишь в конце февраля. Кроме этого, к маю 1945 г. в состав РОА входили: две учебные бригады численностью 11 и 7 тысяч человек, офицерская школа, два центра по подготовке разведчиков и диверсантов, танковая группа (12 танков) и авиационное звено, а также хозяйственные подразделения. Общая численность РОА составляла свыше 50 тысяч человек.

Основной задачей КОНР являлось осуществление намерения военного командования и руководства СС (уже не очень считавшимися с Гитлером и стремящихся, прежде всего, к собственному спасению), остановить, во что бы то ни стало военные действия в Европе. У немцев не хватало бензина для боевых самолетов, но они забрасывали в конце 1944 – начале 1945 г. г. нашу передовую линию листовками с призывом “заключения почетного мира с Германией” во имя сохранения собственной жизни и жизни мирного населения. Немецкая сторона во главе с Гиммлером, (который уже в то время начал вести свою игру) стремилась создать КОНР таким, чтобы его признали союзники. С этой целью гитлеровцы пытались реализовать идею доктора О. Брайтигана (одного из идеологов национал-социализма) о необходимости нахождения “русского Де Голля”. Поскольку имеющейся Власов на эту роль не тянул, то достижение цели всерьез мыслилось таким путем, как, например, похищение К. К. Рокоссовского (он в прошлом подвергался необоснованным репрессиям) или Алексея Толстого (он долго жил за рубежом).

1-ый съезд КОНР состоялся 8 ноября 1944 г. в Праге, но по существу проходил в Берлине. На съезде присутствовало 37 делегатов: 13 бывших генералов и старших офицеров РККА, 9 профессоров, 7 представителей эмиграции, 2 рабочих, 1 крестьянка и 5 представителей национальных образований. На съезде был принят “Манифест”, ругающий большевизм и призывающий к решению военных вопросов мирным путем. “Манифест” был растиражирован и листовки с его текстом стали сбрасываться во фронтовой полосе. На съезде были также учреждены рабочие комитеты и подкомитеты.

Второй съезд КОНР состоялся 17 декабря 1944 г. (на нем присутствовало 102 делегата), а третий – 27 февраля 1945 г. С началом Берлинской операции, личный состав КОНРа и его архив двинулись на запад – навстречу союзникам, однако, архив попал под удар авиации и был уничтожен. РОА фактически полностью поступила под командование вермахта. Первая дивизия РОА воевала вначале на Одере, а затем в Южной Германии. К началу мая она полностью разложилась и численность ее не превышала семи тысяч. Существует миф, что она первой освобождала Прагу. В источнике [38] документально доказано, что этого не было. (Действительно, одна да еще сильно потрепанная дивизия физически не могла этого сделать). Речь может идти только о том, что, спасая свою шкуру, часть дивизии примкнула к воевавшим. Вторая дивизия РОА действовала в Саксонии и сдалась американцам.

В конце войны большая часть власовцев сдалась союзникам и обратилась к ним с просьбой о предоставлении политического убежища. Однако, все они, включая руководство РОА, были переданы Советскому командованию. Руководство РОА было передано суду, следствие закончилось летом 1946 г. и содержало 29 томов. Материалы следствия точно установили, что Власов и его окружение до сдачи в плен не имели претензий к советскому строю и даже наоборот – делали все для его поддержки, т.е. переход их на сторону врага не был связан с какими-либо идейными соображениями, а был обусловлен стремлением к обеспечению личного благополучия. Суд, состоявшийся 30 августа – 1 сентября 1946 г. в Москве, признал Власова и 11 его сподвижников (бывших генералов и старших офицеров РККА) виновными в измене Родине и приговорил их к высшей мере наказания через повешение.

По имеющимся источникам число советских военнопленных, служивших в частях вермахта, составляло от 1 до 1,5 млн. человек. Согласно английскому источнику [39], отнюдь не дружественному СССР, за первые три месяца Нормандской операции, английскими войсками было взято в плен около 12 тысяч, а американскими – до 24 тысяч военнослужащих вермахта из числа советских военнопленных, что в сумме составляло около 10% от общего числа взятых союзниками военнопленных. К концу же войны на занятой союзниками территории находилось около 2 миллионов граждан СССР – военнопленных и вывезенных на работы. Обе эти категории подвергались интенсивной обработке вначале немецких, а затем англо-американских спецслужб. Последние предостерегали их от возвращения на родину. По английским данным [39] в первые два месяца после окончания войны, союзники передали СССР 1,4 млн. бывших советских подданных. Не выданными остались 20% отказавшихся возвращаться и граждане Прибалтийских республик. В дальнейшем, в соответствии с принятыми на себя во время Ялтинской конференции обязательствами все граждане СССР, кроме прибалтов, были возвращены.

Согласно упомянутому выше английскому источнику, передаваемые СССР бывшие военнопленные брались под усиленную охрану и конвоировались в “неизвестном” направлении. Действительно, часть (но далеко не все) военнопленные “подвергались госпроверке”. По опыту ВМВ руководство страны ранее, чем рядовые граждане, находящиеся в стадии победной эйфории, почувствовало дыхание “холодной” войны и в сложившейся обстановке, госпроверка была действительно необходима.

12. Партизанское движение во время Великой Отечественной войны

Переписывание истории ВОВ ведется с таким расчетом, чтобы из поля зрения выпали бы руководящая роль советского правительства и коммунистической партии в деле победы, созданная в стране школа военного искусства, беспримерные в истории подвиги советского народа на фронте и в тылу, его сплоченность, мужество и верность патриотическому долгу. Вместо этого в западных источниках распространялись небылицы о восторженной встрече населением СССР немецких войск, как освободителей от ненавистного режима, и что лишь необдуманная политика немецких гауляйтеров изменила отношение населения к “освободителям”. Особенно характерно при этом отношение к партизанскому движению, которое трактовалось гитлеровцами, а вслед за ними и западными комментаторами, как глобальное нарушение международного права.

Советская сторона всегда рассматривала партизанское движение как составную часть вооруженной борьбы народа на временно оккупированной территории за свои права. Справедливость такой трактовки подтверждается еще временами нашествия Наполеона. Во время Гражданской войны наша страна накопила большой опыт по ведению партизанских действий, и последние являются неотъемлемой частью советского военного искусства, как отмечено в первом “Полевом уставе” РККА (ч. I, раздел 6) и теоретических разработках М. Н. Тухачевского. Предвоенной доктриной, предусматривавшей при неожиданном нападении врага отход приграничных сил на тыловые рубежи, не исключалась возможность организации при этом партизанского движения. Уже 29 июня 1941 года вышло постановление ЦК ВКП(б) и СНК о развертывании на занятых врагом территориях партизанского движения, а в районах, находящихся под угрозой оккупации – о заблаговременной подготовке к организации партизанских отрядов. В следующем правительственном постановлении по этому вопросу от 18 июля 1941 года содержались уточнения и дополнения к первому: давались указания о подготовке подполья, об организации, комплектовании и вооружении партизанских отрядов и об их задачах. Уже в 1941 году на оккупированных территориях действовало 18 подпольных обкомов, а также свыше 260 окружкомов, горкомов и райкомов, общая численность которых, включая подчиненные им партизанские отряды, составляла не менее 65,5 тыс. человек.

Партизанские отряды комплектовались в основном из местного населения и оставшихся в окружении военнослужащих. Численность отрядов составляла обычно от 20 до 200 человек и с течением времени увеличивалась. С конца 1941 года отряды стали пополняться подготовленными в тылу специалистами (радистами, подрывниками, медицинскими работниками) а также отправлять в тыл “руководящие группы”, на базе которых формировались новые партизанские отряды. Засылались также специализированные группы, целью которых была организация разведки или решение специальных задач (например, блокировка перевозок в определенном районе). В тыл забрасывались также служители православной церкви, поддерживающие партизанское движение. Руководство партизанским движением осуществлялось 204 ответственными партийными и руководящими советскими работниками. Большая площадь оккупированной территории и растянутость коммуникаций противника при небольшом количестве железнодорожных линий и автомагистралей, способствовали эффективности действий партизан. 30 мая 1942 года при Ставке ВГК был учрежден Центральный штаб партизанского движения, осуществлявший стратегическое руководство партизанским движением. Штабу подчинялись республиканские и областные штабы, которые одновременно подчинялись командованию, действовавшему в данном районе фронта. Совершенствование руководства партизанским движением шло в направлении повышения качества связи с “ Большой землей” (или командованием фронта), улучшением боевого и технического оснащения, совершенствования методов руководства и ведения боевых действий. В конечном итоге партизаны превратились в грозную силу, наносящую противнику большой урон в живой силе и технике (знаменитая “рельсовая война”), срывающая все тактические, оперативные и стратегические замыслы. В тылу врага возникали партизанские края, республики и подвижные отряды численностью до 10 тысяч человек, вооруженные артиллерией. Отряды передвигались по тылам, устанавливая там свои порядки, имели место случаи рейдов на Сан и Вислу. Постоянное ожидание появления партизан деморализовывало личный состав противника, среди которого наблюдались случаи самоубийства и психических заболеваний. В тоже время нельзя не отметить, что организация и развертывание партизанского движения досталось дорогой ценой: сотни коммунистов были замучены в застенках гестапо.

За время войны было зарегистрировано свыше 6 тысяч партизанских отрядов, в которых сражалось более миллиона человек, 20% из которых были коммунистами, а 30% - комсомольцами. Партизанами было убито, ранено или пленено около миллиона немцев и их прислужников, уничтожено около 4 тысяч танков и бронемашин, до 65 тысяч автомашин, 1100 самолетов, разрушено и повреждено 1600 железнодорожных мостов, под откос пущено свыше 20 тысяч железнодорожных эшелонов [7].

184 тысячи партизан были награждены орденами и медалями СССР, 249 удостоены звания “Героя Советского Союза”, причем двое – дважды.

13. Российская эмиграция во время второй мировой и Великой Отечественной войн

Во второй половине 80х годов в отечественных СМИ и печати уделялось большое внимание российской эмиграции. О ней отзывались исключительно благожелательно, переходя к эйфории. Подавляющее большинство российских эмигрантов заслуживало такого отношения. Но было и меньшинство, черные дела которого во время ВОВ приносили вред СССР, чего история забывать не имеет права: что было, то было. А это “было” сейчас предано забвению.

К началу ВМВ за рубежом находилось около 2,5 млн. бывших граждан Российской империи. Местами проживания эмигрантов были Центральная и Юго-Восточная части Европы, Китай, Манчжурия, Турция и Иран. Центрами эмиграции были Париж (негласная столица), Берлин, Прага, Варшава, Белград, София, Рига, Таллин, Хельсинки, Стамбул, Харбин и Шанхай. Комплектовалась русская эмиграция в течение 1917-1924 гг., по-своему составу, программам и целям была крайне неоднородной и раздиралась внутренними противоречиями. Связующим звеном вначале являлась лишь ненависть к советскому строю и надежда на быстрое возвращение на родину. С течением времени неоспоримые успехи СССР в части развития народного хозяйства, устойчивого роста валового национального продукта, развития культуры и искусства, ликвидации безработицы, бесплатное образование и медицинское обслуживание, а также умелая широкомасштабная работа советских спецслужб в эмигрантских кругах, способствовала поляризации настроений русской эмиграции. Одни стояли за СССР, т. е. за возвращение на родину (левое крыло бывших сменовеховцев 20-х годов), другие – за продолжение борьбы по уничтожению СССР: Национальный союз нового поколения – НТСНП, Российский общевойсковой союз (РОВС), Украинская националистическая организация (УНС) и др. Все они в конечном итоге попали под контроль Гестапо.

Отмеченная выше поляризация в среде российской эмиграции наглядно проявилась в ходе войны в Испании (1936 – 1939 г.г.). Стремясь к получению права возвращения на родину, многие эмигранты и их сыновья сражались в интернациональных бригадах Испании. Во время боев на испанской земле погиб, в частности, будучи командиром батальона, сын известного русского политического деятеля Б. В. Савинкова, а также брат поэтессы Марины Цветаевой, вернувшейся на родину в 1938 г.

С началом ВОВ поляризация в среде эмигрантов обострилась. После вступления немецких войск в Париж, начались репрессии среди левого крыла эмиграции. Немецкая администрация учредила в Париже “Управление по делам русских эмигрантов”, основными задачами которого являлось выявление как враждебно настроенных по отношению к Рейху лиц, так и потенциально полезных ему. Первых оказывалось значительно больше, чем вторых и репрессии со стороны немецкой администрации постоянно усиливались. Уместно отметить, что среди видных деятелей русской культуры и искусства вообще не было фамилий, опорочивших себя связями с гитлеровским режимом. В то же время среди бывших царских генералов, офицеров, а также буржуазных националистов нашлись отдельные лица (Краснов, Шкуро, фон Лемпе, Кутепов, Ковалец, Мельник и др.), связавшие свою судьбу с гитлеровцами. Указанные лица несли службу в отдельных подразделениях гестапо (в основном) и абвера. Контингент их значительно возрос после оккупации немецкими войсками Югославии, где квартировали бывшие врангелевцы. В 1940 г. германским командованием из русских эмигрантов был сформирован в Белграде “Русский охранный корпус”, численностью до 50 тыс. человек. Корпус дислоцировался на территории Югославии, Венгрии и Чехословакии. Его основным назначением являлась борьба с партизанским движением. К моменту нападения Германии на СССР, из его состава, а также из других подразделений гестапо и абвера, были созданы упомянутые выше диверсионные группы, заброшенные на территорию СССР по всей линии границы. Кроме этого из состава корпуса был выделен один эскадрон, который в составе войск вермахта, участвовал в нанесении первого удара по частям РККА.

Нападение Германии на СССР в июне 1941 г. расценивалось многими бывшими политическими деятелями царской России (Керенский, Милюков и др.) как катастрофа. Произошло дальнейшее размежевание эмиграции, причем некоторые заклятые враги СССР (Маклаков, Бунин и др.) перешли на его сторону. Даже такой заклятый враг как А.И.Деникин отказался сотрудничать с немецкой стороной и прекратил свои антисоветские выпады. Подавляющее большинство эмигрантов было на стороне СССР и делало все, что могло для оказания ему поддержки. Молодежь и люди среднего возраста шли в движение “Сопротивление ”, пожилые люди, имеющие возможность (знаменитый композитор-пианист С.Рахманинов, эстрадный певец А.Вертинский и др.) – оказывали СССР материальную помощь. Во Франции в 1943 г. был создан “Союз русских патриотов”, а затем “Союз русских патриотов юга Франции”, из которых комплектовались группы вооруженного сопротивления. Но не дремало и гестапо. Только во Франции было расстреляно более 150 эмигрантов. Погибла княгиня В. А. Оболенская, Е. Ю. Кузьмина-Караваева (мать Мария) и многие другие отважные женщины.

В тоже время в ходе войны специальные подразделения СС, персонал “Национальных комитетов”, укомплектованных из эмигрантов, принимали активное участие в формировании национальных легионов, сражавшихся в рядах вермахта. Особого внимания, при этом, заслуживает “Казачий полк”, переданный затем Русскому охранному корпусу, несшему охранную службу в Югославии и Северной Италии. Последний сдался англичанам, которые передали его СССР. Кроме этого СССР были переданы все сотрудничавшие с немецким командованием и гестапо бывшие царские генералы. Все они были судимы. Суд приговорил 7 наиболее активных из них и задержанного в Манчжурии атамана Семенова к высшей мере наказания. Однако не все активные враги СССР были выданы ему англо-американской администрацией. Несколько сот из них (в основном буржуазные националисты) благополучно закончили свою жизнь в Англии, США, Канаде. Активный деятель профашистского “Комитета народов Кавказа ”, а затем НТСНП, сбежавший в 20-х годах из СССР бывший политработник чеченец по национальности А. А. Авторханов, написавший тенденциозный труд о И. В. Сталине в 90-ые годы даже стал российским академиком, причем его “труд” в 1991 г. был массовым тиражом переиздан в СССР.

Подавляющее большинство русских эмигрантов первой волны с восторгом встретили победу СССР. Одни из них вернулись на родину, другие – установили с ней близкий контакт. Желающих более подробно ознакомиться с рассматриваемой проблемой отсылаем к источникам [42] и [43 ].

14. Церковь во время Великой Отечественной войны

В сегодняшних зарубежных и отечественных СМИ советский режим, а по инерции и сегодняшние коммунисты, изображаются как гонители религии и разрушители храмов. До начала 30-х годов подобные утверждения имели основание. Однако уже в середине 30-х годов гонения на религию прекратились, причем соответствующие указания по этому вопросу за подписью И. В. Сталина были направлены в органы НКВД. К началу 40-х годов отношение церкви и государства стали вполне лояльными.

Сразу же после выступления В. М. Молотова 22 июня 1941 г., митрополит всея Руси, Московский м Коломенский Сергий обратился с воззванием ко всем православным страны с призывом выполнения священного долга – защиты своего отечества. 26 июня в Богоявленском соборе г. Москвы был отслужен молебен “о даровании русскому воинству победы над чужеземными захватчиками”. Было объявлено, что Родина в опасности и брошен призыв : “все могущие – в ряды защитников Родины, ее исторических святынь и независимости”. В конце 1941 года митрополит обратился к архипастырям и приходским общинам русской православной церкви с воззванием о сборе средств на строительство танковой колонны им. Дмитрия Донского, и к 25 годовщине Октябрьской революции для этой цели было собрано свыше 8 миллионов рублей и несколько килограммов золотых и серебряных вещей. В дальнейшем митрополит обращался к народу с патриотическими воззваниями не менее 20 раз. В мае 1943 года Русской православной церковью в Москве был организован всеславянский митинг, на котором было принято обращение ко всем братьям-славянам о совместной борьбе с общим врагом. В этом же году при СНК СССР был создан Совет по делам религиозных культов. 5 августа 1943 года состоялась встреча И. В. Сталина с верховным руководством Русской православной церкви митрополитом Сергием, после которой было принято свыше 10 постановлений, касающихся различных сторон деятельности религиозных общин. В частности, через штаб партизанского движения была налажена связь с находящимся в оккупации населением. При этом велась острая борьба с религиозными группами, сотрудничающими с оккупационным режимом. Таковыми были некоторые католические приходы в Литве, лютеранские – в Латвии, украинская униатская и православная автокефальная церковь, некоторые православные миссии и секты. Проповеди и воззвания православных митрополитов распространялись среди населения оккупированных территорий. Сотрудничавшие с немцами священнослужители отлучались от церкви и предавались анафеме. Сотни православных священнослужителей совершали героические поступки во имя Родины, вплоть до непосредственного участия в партизанских операциях. Во время войны оккупанты уничтожили и повредили около 1670 православных церквей и свыше 1260 других культовых зданий. Большое значение сыграло обращение Русской православной церкви к румынскому воинству (страна на 90% православная) с призывом перехода на сторону РККА, а также к сербам, черногорцам, болгарам и грекам. Построенная на собранные церковью средства танковая колонна им. Святого Дмитрия Донского отбыла на фронт 22 марта 1944 года. Большой личный вклад в дело организации народных масс на борьбу с чужеземными захватчиками, помимо митрополита всея Руси Сергия (умершего в 1943 году) внесли также митрополит Ленинградский и Ладожский Алексий и митрополит Киевский и Галицкий Николай. Так, в осажденном Ленинграде работали церкви, в которых оказывалась посильная помощь населению и читались патриотические проповеди. К 27 годовщине Великой Октябрьской революции православная церковь передала правительству 200 миллионов рублей. Свыше 5000 служителей были отмечены правительственными наградами.

С призывом к мусульманскому населению СССР о вступлении в ряды защитников Родины, в первые дни войны выступило Центральное мусульманское духовное управление страны. Муллы волжских народов, Кавказа и Средней Азии обратились к своим единоверцам с призывом о вступлении в РККА и борьбе с неверными. Немцы при подходе к районам СССР с мусульманским населением пытались выдавать себя за сторонников ислама, а СССР – за его поработителя. Эти попытки были отвергнуты Съездами мусульманского духовенства в Уфе (1943г.) и Ташкенте (1944г.). Проводимая немцами пропаганда имела некоторый успех среди чеченцев и крымских татар.

Коварные по отношению к славянским народам действия проводил Ватикан. Несмотря на массовое уничтожение гитлеровцами своих единоверцев (поляков, чехов и т. д.), Ватикан втайне был на стороне Гитлера и официально не примкнул к нему лишь из нежелания ссориться с Англией, Францией и США. С начала ВОВ, по указанию Папы Римского Пия XII, в Ватикане была создана (под руководством бывшего Папского нунция в Литве Луиджи Санто) “Комиссия по борьбе с коммунизмом”, в которой готовилась (в том числе и из вывезенных с оккупированной территории священнослужителей) специальная агентура для действия в СССР. Целью подрывной деятельности было возвращение православия в лоно единой церкви, направляющей свои действия на “борьбу с большевизмом”. Совместными действиями Ватикана и гитлеровцев на некоторых оккупированных территориях создавались анти-советско-антправославные организации. По официальным данным службы “СМЕРШ” засланная Ватиканом агентура была обнаружена в Выборге, Барановичах и других городах. С 1943 года Ватикан начал регулярные радиопередачи на СССР подрывного характера. В этом же году по инициативе Папы в Риме был создан Комитет русских военнопленных, ставивший целью соответствующую их идеологическую обработку. После окончания ВМВ Ватикан занялся созданием тайной сети по переправе немецких военных преступников в Южную Америку.

Гитлер, согласно дневникам Геббельса, “ненавидел христианство, связывающее человека схоластическими догмами и уродующее в нем все благородное”. Расовое учение Гитлера является антихристианским, чего не мог не понимать Ватикан.

15.Людские потери СССР в ходе Великой Отечественной войне

Одним из самых спекулятивных вопросов при фальсификации истории ВОВ является вопрос о понесенных в ходе ее людских потерях СССР. Через СМИ народу вдалбливается, что СССР выиграл войну “завалив противника трупами и залив землю кровью” и что виноват в этом не столько противник, сколько руководство страны и ее политический режим. Не малую роль в таких утверждениях сыграл Н. С. Хрущев, стремящийся любой ценой скомпрометировать И. В. Сталина.

Утверждение о существенном превышении людских потерь СССР по сравнению с немецкими , основано на ошибочной аргументации и некорректности сопоставления, поскольку потери сторон исчисляются по разным методикам[43]. Так предполагается, что потери советской стороны могут быть определены как разность народонаселения за вычетом родившихся за этот период. По последним данным это соответственно 195, 170, 13 млн., т.е. потери должны составлять 38 млн. (по А. И. Солженицину – даже 44 млн.). Однако, определенные таким образом потери не учитывают: убыли гражданского населения за счет естественной смерти (по оценке специалистов – 13,7 млн.), эмиграции из СССР (включая бежавших с немцами предателей из числа местного населения), причисления к числу военнопленных лиц мужского пола от 15 до 65 лет (10 млн.), вывезенных, согласно инструкции Розенберга, на работу в Германию и не вернувшихся по разным причинам из плена (15 – 20%, от общего числа военнопленных), погибших по другим причинам, связанными с войной (при бомбежках, артобстрелах, от голода в блокадном Ленинграде и т.п.), уничтожения коренного населения карательными органами противника (по плану “Ост” подлежало уничтожению до 30 млн. коренного населения европейской части СССР).

Как видно из изложенного, примененный выше метод подсчета потерь, позволяет определить общую убыль населения СССР, но отнюдь не его военные потери, складывающиеся, как известно, из безвозвратных (убитые, попавшие в плен, без вести пропавшие, умершие от ран, болезней и других причин, связанных с пребыванием на фронте) и санитарных (эвакуированные раненные, больные, получившие бытовые травмы, отравившиеся и обмороженные). В 1993 г. на основании рассекреченных архивов Генерального штаба РККА и РККФ было опубликовано статистическое исследование по вопросу о людских потерях вооруженных сил СССР за время его существования [44], а в 1999 г. – дополнения и уточнения к этому исследованию, касающиеся периода ВОВ [47]. Согласно указанным источникам, суммарные безвозвратные потери СССР за войну составляют 11,3 млн. человек, в том числе пленных – 4,3 млн. чел.

Сопоставляемые с отечественными потерями, немецкие потери принимаются по официальным данным вермахта, которые не учитывают потери ВВС и ВМС, не немецкого населения в составе вермахта (даже австрийцев и фольксдойч) частей СС, СД, гестапо, полевой и уголовной полиции, различных военизированных служб, а также своих союзников (а их безвозвратные потери составляют около 1,5 млн. чел.) [45], национальных легионов и других частей, сформированных из бывших граждан СССР.

За последние годы опубликованы данные, уточняющие потери германской стороны (6,7 млн. чел.). Согласно новым данным, потери германской стороны в ВОВ составляют не менее 8,7 млн. человек, а с учетом оставшихся неисследованными данных, могут быть прогнозируемыми как приближающимися к 10 млн. [46,47]. При этом, число пленных со стороны Германии составляло до капитуляции- 4,4 млн. и 1,6 млн. после нее, т.е. всего около 6 млн. чел. Близость к истине, приведенных выше цифр подтверждается и словами самого Гитлера в феврале 1945 г. на тайном государственном совете, состоящем из гауляйтеров, рейхсляйтеров и высших членов СС, на котором он заявил, что потери Германии уже составили 6,5 млн. убитых только немцев, 3 млн. калек и миллионы пленных.

Таким образом, соотношение потерь германской и советской сторон находятся в пределах от 1: 1,35 до 1: 1,1 [45], [48] что объясняется преимуществом первого удара. Уместно напомнить, что у других стран, подвергнувшихся неожиданному нападению Германии и оказавших ей сопротивление (Польша, Югославия), указанное соотношение еще выше [48].

16. Непосредственные организаторы победы СССР в Великой Отечественной войне

В настоящее время, одним из самых спорных является вопрос о том, кому СССР обязан победе в ВОВ. СМИ предлагают патриотически-звучный ответ - народу! Народ и победа, безусловно, неразрывны, но по современному воззрению война является сложным целенаправленным процессом, планирование которого требует сложного подхода, а результат зависит от имеющейся ресурсной базы (совокупности необходимых потенциалов) и эффективности системы управления ею. В приведенной модели народ входит в блок ресурсной базы, т.е. является одним из элементов управления, а его сплоченность и героизм – показателем высокой эффективности системы управления народом. Система управления включает три основных иерархических ступени, задающий блок, блок выработки решений, и параллельные блоки управления необходимыми видами государственной деятельности. Работе этих блоков, а, следовательно, и людей, возглавляющих их, мы и обязаны победе.

Функции задающего блока в стране в период ВОВ выполнял И. В. Сталин, являясь одновременно председателем ГКО, СНК и ставки ВГК, а также главнокомандующего вооруженными силами и генеральным секретарем ЦК ВКП(б). В соответствии с конечным результатом ВОВ, доминирующая роль в победе принадлежит И. В. Сталину. Этот теоретический вывод практически подтверждается сделанной журналом “Наш современник” (№ 12, 1999 г.) подборкой высказываний о И. В. Сталине его современников – выдающихся политических деятелей, военноначальников и деятелей культуры. Особенно показательно мнение такого матерого врага советской власти, как У. Черчилль. По его словам России повезло, что в критический для нее момент у руководства страной оказался человек, обладающий способностями И. В. Сталина. Другим подтверждением сказанного являются похороны И. В. Сталина в марте 1953 г., вылившиеся в небывалое в истории выражение скорби народа (в горбачевско - ельцинские времена все сделали для исключения этого эпизода из истории).

Второй ступенью иерархии в системе является упомянутый выше ГКО (все время войны ГОКО). Это единственный чрезвычайный орган, в функции которого , прежде всего, входила постановка перед вооруженными силами и народным хозяйством военно-политических задач. В обеспечение решения этих задач, ГКО руководил всеми ведомствами и учреждениями, готовил решения по строительству, мобилизации людских резервов для нужд фронта и народного хозяйства и т.д. в соответствии с потребностями времени. Постановления ГКО имели силу законов военного времени. Для решения вопросов, не терпящих отлагательства, ГКО учреждал временные или постоянные советы и подкомитеты. Наиболее важным из них являлась Ставка Верховного Главнокомандования, через которую ГКО руководил деятельностью всех видов вооруженных сил. При проведении операций стратегического масштаба один из членов ГКО направлялся на соответствующий фронт в качестве полномочного представителя.

Председателем ГКО был И. В. Сталин, его заместителем В. М. Молотов и Л. П. Берия, членами – Н. А. Вознесенский, Л.М.Каганович, Г. М. Маленков и А. И. Микоян[5]. Все члены ГКО удостоены звания “Героя социалистического труда” и несколькими орденами Ленина. Самым награжденным из них был Л. П. Берия, имевший 5 орденов Ленина, орден Суворова первой степени, 2 ордена Боевого Красного Знамени и 7 медалей. Согласно источнику[5] Л. П. Берия был наркомом НКВД, однако это требует уточнения. Как известно, вся контрразведывательная деятельность во время войны была сосредоточена в руках В.Е.Абакумова, а поддержание внутреннего порядка в стране возложено на органы милиции. Л. П. Берия же во время войны ведал внешней разведкой и в значительной степени оборонной промышленностью, причем, прежде всего новой техникой в военных отраслях промышленности, что в значительной степени было связано с деятельностью внешней разведки.

На третьей ступени иерархии системы управления войной находились управления деятельностью вооруженных сил, оборонной промышленностью и народнохозяйственными структурами.

Как уже отмечалось, управления действиями всех видов вооруженных сил осуществлялись через ставку ГКО, в состав которой входили: И. В. Сталин (председатель), Г. К. Жуков (заместитель), А. И. Антонов, Н. А. Булганин, А. М. Василевский, К. Е. Ворошилов, Н. Т. Кузнецов, В. М. Молотов, С. К. Тимошенко и Б. М. Шапошников.

В среде военного и народно-хозяйственного руководства всех уровней имел место “естественный отбор”, что дает основание судить о личном вкладе указанного состава в дело победы на основании как их званий, так и полученных ими наград. Высшим воинским званием в РККА было звание маршала, а высшими воинскими наградами – орден “Победы” и орден Суворова первой степени.

К началу войны в СССР было 5 маршалов: С.М.Буденный, К. Е. Ворошилов, Г. И. Кулик, С. К. Тимошенко и Б. М. Шапошников. К концу войны, из числа перечисленных, лишь двое последних удержали свои позиции: С. М. Буденный и К. Е. Ворошилов, оставаясь маршалами, сошли на вторые роли, а Г. И. Кулик был разжалован в генерал-майоры. В 1943 г. звания маршала были удостоены И. В. Сталин, Г. К. Жуков и А. М. Василевский. В 1944 г. маршальское звание было разделено на три категории: маршал Советского Союза, главный маршал, маршал родов войск. При этом, звание маршала Советского Союза было присвоено всем имеющимся маршалам, а также командующим фронтами: Л. А. Говорову, И. С. Коневу, Р. Я. Малиновскому, К. А. Мерецкову, К. К. Рокосовскому и Ф. И. Толбухину. Звание главного маршала авиации получили А. Е. Голованов и Л. А. Новиков, а звание главного маршала артиллерии – Н. Н. Воронов. Звание маршала артиллерии было присвоено М. Н. Чистякову и Н. Д. Яковлеву, маршала бронетанковых войск – П. А. Ротмистрову и Я. Н. Федоренко, маршала инженерных войск – М. П. Воробьеву, маршала войск связи – И. Т. Пересыпкину, маршала авиации – Ф. А. Астахову, Г. А. Ворожейкину, С. П. Жаворонкову, Н. С. Скрипко, Ф. А. Филееву и С. А. Худякову, адмирала флота (приравненного в то время к званию маршала) – И. С. Исакову и Н. Г. Кузнецову. К концу войны было 13 маршалов Советского Союза (с 27 июня 1941г. – 12, т. к. И. В. Сталину было присвоено звание генералиссимуса), 3 главных маршала родов войск, 12 маршалов родов войск и 2 адмирала флота Советского Союза. Кроме того, в 1945 г., но уже после Дня Победы, звание маршала родов войск получили Л. П. Берия, С. И. Богданов и С. П. Рыбалко.

Орденом “Победы” во время войны последовательно были награждены: Г. К. Жуков, А. М. Василевский, И. В. Сталин, К. К. Рокосовский, И. С. Конев, Р. Я. Малиновский, Ф. И. Толбухин, Л. А. Говоров, С. К. Тимошенко, А. И. Антонов и К. А. Мерецков, А. М. Василевский, Г. К. Жуков и И. В. Сталин награждены этим орденом дважды. Почти все маршалы награждены орденом “Суворова” первой степени, причем три из них – двумя. Показателями личного вклада военачальников высокого уровня в деле победы является не только их полководческий талант, но и героизм, отмеченный званием “Героя Советского Союза”, статус которого предусматривает вручение награжденному грамоты, золотой звезды и ордена Ленина. Всего за войну этого звания было удостоено около 11 тыс. человек, причем 98 человек – дважды, а трое (маршал Г. К. Жуков и летчики А. П. Покрышкин и И. Н. Кожедуб – трижды). Данные приведены без учета послевоенных награждений за ВОВ, с учетом же последних – 104 дважды героя, 3 – трижды героя и 2 – четырежды (Г. К. Жуков и С. М. Буденный с учетом старых заслуг). Из общего числа награжденных 35% приходится на рядовой и старшинский состав, 60% - на офицерский и 5% (380 чел.) – на генералов, адмиралов и маршалов (последних – 19, в том числе – 6 дважды героев).

Показателем вклада военачальника в дело победы можно считать и “количество завоеванных километров”. По этому показателю на первых местах Ф. И. Толбухин (от берегов Волги до Адриатики), Р. Я. Малиновский (от Волги до Будапешта и Дальний Восток) и К. К. Рокосовский (от Москвы до Берлина).

Однако, далеко не все из заслуживших упоминания их вклада в победу, дожили до нее. Самым ярким примером в этом отношении являются “несостоявшиеся” маршалы в лице генерал-лейтенанта Л. Г. Петровского (1902-1941гг.), генералов армии Н. Ф. Ватутина (1901-1944гг.) и И. Д. Черняховского (1906-1945гг.).

Большую помощь регулярным войскам оказывало партизанское движение, руководимое штабом, созданным при штабе ВГК и возглавляемое вначале К. Е. Ворошиловым, а затем П. К. Пономаренко. Командиры партизанских отрядов С. А. Ковпак и А. Ф. Федоров удостоены генеральских званий, а также званий дважды героев Советского Союза.

Важная роль в достижении победы принадлежит советской внешней разведке, руководимой Л. П. Берией. Она своевременно представила руководству страны данные о дате готовящегося нападения Германии на СССР (почему они не были использованы – см. раздел 4). Деятельность ее еще не полностью рассекречена, но некоторые положительные результаты известны: с 1942г., в самое трудное для страны время, начались работы по разработке атомного оружия, а с 1943г. СССР стал получать информацию “Ультра” о планах и намерениях Гитлера.

Высокоэффективной была работа военной контрразведки, руководимой заместителем наркома обороны, начальником главного управления контрразведки генерал-полковником В. С. Абакумовым (Герой Советского Союза, награжден тремя полководческими орденами) [48].

Важную роль в деле Победы сыграли и политорганы РККА, возглавляемые с 1942 г. генерал-полковником А. С. Щербаковым (член ЦК ВКП(б), заместитель наркома обороны, награждён тремя орденами Ленина, орденами Суворова, Кутузова и Отечественной войны первой степени).

Исключительно важное значение для Победы имела четкая работа тыла, обеспечиваемая Управлением тыла РККА под руководством генерала армии А. В. Хрулева (заместитель наркома обороны, награждён двумя орденами Ленина, четырьмя – Боевого Красного Знамени и двумя – Суворова первой степени).

Организаторами работы оборонной промышленности были наркомы вооружения, боеприпасов, авиационной, судостроительной, танковой и др. промышленности, курируемые одним из заместителей председателя ГКО.

Организаторами развития народно-хозяйственных структур во время войны были: А. Н. Вознесенский, А. Н. Косыгин, А. И. Микоян и М. Г. Первухин.

Всего за войну звание Героя Социалистического Труда присвоено 201-у человеку, в том числе 8-ми членам ГКО и СНК, 7-ми наркомам оборонной промышленности (Е.Л.Ванникову, В. В. Вахрушеву, П. И. Коробову, В. И. Малышеву, И. Ф. Тевосяну, Д. Ф. Устинову, А. А. Морозову, Ф. Ф. Петрову, А. Д. Швецову), 3-м директорам оборонных заводов (Д. Е. Кочетову, Ю. Е. Макарову, Б. Г. Музрукову), около 40-а деятелям науки и техники (в том числе 11-и академикам), до 20-и рабочим, техникам и инженерам и свыше 20-и работникам железнодорожного транспорта.

Большой вклад в развитие военной техники внесли генеральные конструкторы самолетов С. А. Лавочкин, А. И. Микоян, А. А. Микулин, Н. Н. Пономарев, Л. Н. Туполев, С. Я. Яковлев, главные конструкторы оружия В. Т. Грибов, В. А. Дегтярев, нарком судостроительной промышленности И. И. Носенко, его заместитель А. М. Редькин и главные конструкторы кораблей А. И. Маслов, В. А. Никитин, Б. П. Чиликин, С. Я. Егоров, Н. Н. Лощинский, П. Г. Гойкнис и другие.

Большую роль в победе сыграла русская православная церковь в лице митрополита Сергия и его пастырей, сплачивавшая народ и направлявшая его действия в нужном для страны направлении.

17. Итоги Второй мировой и Великой Отечественной войн

Вторая мировая война явилась самой масштабной, кровопролитной и разрушительной в мировой истории. Она продолжалась шесть лет, велась на территории трех континентов и в водах четырех океанов, в ней участвовало 40 государств, погибло до 60 млн. человек и было уничтожено по оценкам англо-американских экспертов (т. е. без полного учета советских и японских потерь) материальных ценностей на общую сумму 316 млрд. долларов (в ценах того времени).

Великая Отечественная война продолжалась более четырех лет. Однако, людские потери за ее время составили 95% от общих потерь за всю ВМВ, а стоимость уничтоженных материальных ценностей еще выше.

Из общего числа людских потерь за войну, на долю СССР приходится около 20 млн. человек. Такие огромные потери Советской стороны объясняются (помимо преимуществ неожиданного первого удара) следующим: с начала военных действий СССР приходилось одному оборонять непрерывную линию фронта протяженностью свыше четырех тысяч километров (от Баренцева до Черного морей), на прорыв которого устремились отмобилизованные силы Германии, Финляндии, Румынии и Италии. При этом, советской стороне в разные периоды войны противостояло от 190 до 266 дивизий противника. Союзным же войскам последовательно противостояли: в Северной Африке (1941 – 1943гг.): 9–20 дивизий, в Италии (1943 – 1945гг.): 7–26 дивизий и на западном фронте (т. е. до и после высадки десанта в Нормандии): 56–75 дивизий. В ходе боевых действий советские войска разгромили 607, а союзные – 176 дивизий противника, причем 80% потерь немецко-фашистская сторона понесла на советско-германском фронте. С момента высадки союзников в Нормандии, потери немецко-фашистской стороны на советско-германском фронте были в четыре раза больше, чем на западном и адриатическом вместе взятых.

Суммарные людские потери Германии за ВМВ составили 13,6 млн. человек, в том числе – за ВОВ – 10,2 млн. чел. ( т.е. почти 80% от общих). Не менее убедительны показатели потерь немецко-фашистской стороны в технике: на советско-германском фронте было уничтожено до 70% танков и САУ, более 70% самолётов и 74% артиллерии. Из изложенного следует, что ВОВ является определяющей частью Второй МВ. Ведь в конечном итоге логово фашизма – Берлин – был взят советскими войсками, а главная ударная сила милитаристской Японии – миллионная Квантунская армия – разбита и пленена советскими войсками при участии Народно-освободительной армии Китая и Монгольской народной республики.

Отечественная историография делит ВОВ на три периода:
- первый (начальный, оборонительный) – с 22 июня 1941 г. по 18 ноября 1942 г.:
- второй (переломный) – с 19 ноября 1942 г. по 31 декабря 1943 г.;
- третий (победнозавершающий) - с 1 января 1944 г. по 8 мая 1945 года.

В течение первого периода ВОВ было проведено 17 операций стратегического масштаба, в течение второго – 14 и в течение третьего – 19. Во время войны на территории СССР были сформированы две польских дивизии, чехословацкая бригада и французский авиационный полк “Нормандия – Неман”, которые сражались под советским командованием. Под советским командованием сражались в конце войны также (после объявления их новыми правительствами войны Германии), две румынские армии и венгерские части.

В контакте с силами народно-освободительного движения в оккупированных странах, СССР принял участие в освобождении 9 европейских ( Польши, Чехословакии, Румынии, Венгрии, Болгарии, Югославии, Албании, Норвегии, Дании) и двух азиатских (Китай, Северная Корея) стран. В первой миссии участвовало свыше 11 млн. , во второй – 1,5 млн. советских военнослужащих.

В соответствии с решениями Ялтинской (1945 г.) и Потсдамской (1945 г.) конференций между империалистическими странами и СССР, от Балтийского до Средиземного морей на территории Европы создалась зона дружественных СССР стран, называемых в дальнейшем “Странами народной демократии”. Граница СССР расширилась за счёт добровольного вступления в его состав Тувинской народной республики.

За время войны пострадали сотни наших городов, было разрушено свыше 70 тыс. посёлков, сёл и деревень, около 32 тыс. промышленных предприятий, 65 тыс. км железнодорожных путей, разорены и разграблены 98 тыс. колхозов, 1876 совхозов, 2890 машинно-тракторных станций. В целом материальный ущерб, нанесённый СССР составил 2569 миллиардов рублей ( в довоенных ценах). Стоимость только расхищенных и уничтоженных врагом материальных ценностей составила 679 миллиардов рублей. СССР потерял 30% материального богатства. Больше всего пострадало сельское хозяйство, потерявшее 60% от довоенного уровня производства валовой продукции. Ущерб, нанесённый войной союзникам, не шёл ни в какое сравнение с ущербом, нанесённым СССР. В Англии имелись очаговые разрушения от немецких бомбёжек и ракетных обстрелов самолёто – снарядами V-1 и баллистическими ракетами V-2 “фергельтунгс ваффе” (оружие возмездия). США ограничились паникой от постановки в их водах немецкими подводными лодками двух небольших минных заграждений.

В ходе войны каждая из сторон допускала ошибки стратегического масштаба. Так, Гитлер, на основе предоставленной ему спецслужбами информации, недооценил боеспособность СССР ( при этом неясно, была ли ошибочность представленной информации результатом некомпетенции или злого умысла). СССР в силу причин, изложенных в разделе 4, не ожидал нападения Германии 22 июня 1941 г., а летом 1942 г. – немецкого удара в юго-западном направлении. Англия и США также, как и Германия, недооценили суммарный оборонительный потенциал СССР, причём в конце войны позиции Англии на Европейском континенте стали слабее, чем до войны за счёт усиления позиций СССР. США допустили “ошибку Пирл-Харбора”, (хотя высказывалось мнение, что эта ошибка была выгодна промышленным кругам).

В итоге войны положение воюющих сторон свелось к следующему.

Международный престиж СССР качественно возрос благодаря его блистательным военным победам и неоспоримой военно-политической силе: в военном отношении он был сильнее, чем союзники с оставшимися частями вермахта и его поддерживали широкие народные массы освобождённых стран. За его спиной стояли: невиданно сплочённый в истории народ, неограниченные природные ресурсы, улучшенное геополитическое положение, развитая производственная база и мощный военно-промышленный комплекс. Однако, в ходе войны СССР понес самые большие людские потери, а население нуждалось в повышении благосостояния.

Международный престиж США тоже качественно возрос, однако, не за счёт блистательных военных побед, а за счёт продажи оружия и демонстрации в последние дни войны эффекта нового варварского оружия (две бомбы – и нет двух городов вместе с населением 0,5 млн. человек), военной необходимости применения которого уже не было. США понесли относительно небольшие людские потери, а материальные их потери включали только боевую технику. США были единственной воюющей страной, нажившейся на войне: годовой доход их увеличился по сравнению с довоенным уровнем (в сопоставимых ценах) в 1,5 раза. За войну они расширили производственную базу, создали мощный военно-промышленный комплекс и не стесненную в средствах разветвлённую военную разведку (ЦРУ).

Международный престиж Англии и Франции существенно снизился. Они лишились своих колониальных владений, попали в долговую кабалу к США, причём Англия понесла ощутимый урон от немецких бомбёжек и ракетных обстрелов, а Франция была разорена немецкой оккупацией. По существу, они потеряли статус великих держав.

Все европейские страны, кроме Англии и объявивших себя, якобы, нейтральными, были оккупированы Германией со всеми вытекающими отсюда последствиями. Наиболее ощутимые людские потери среди них понесли Польша и Югославия: в относительных показателях их потери даже превосходили советские. Определённые людские потери понесли также оказывающие военное сопротивление оккупантам Греция, Албания и Чехословакия. Наибольшие материальные потери понесла Польша, аналогичные потери прочих стран из числа указанных, были относительно невелики. Все нейтральные страны в той или иной степени “нажились” за войну, но наиболее в этом отношении преуспела Швейцария.

В соответствии с положением Устава ООН, согласно которому “агрессия является тягчайшим преступлением перед человечеством”, военно-политическое руководство стран-агрессоров было предано суду Международного военного трибунала, учреждённого на Лондонской конференции 08.08. 1945г. странами-победителями (СССР, США, Англия, Франция). Приговором Нюренбергского процесса 20.11.45г. – 01.11.46г. двенадцать человек было приговорено к смертной казни через повешивание, а семь – к пожизненному заключению или длительным срокам, приговором токийского процесса (03.05.46 – 12.11.48) – семь человек к смертной казни и шестнадцать – к пожизненному заключению. В Италии народ ещё до окончания войны свергнул фашистский режим и сам расправился с его руководством: в частности, Муссолини был повешен партизанами вниз головой. Кроме главных военных преступников к ответственности были привлечены сотни их подручных, осуждённых трибуналом на разные сроки заключения. Однако, не все военные преступники понесли заслуженную кару. Часть их благодаря стараниям определенных кругов англо-американской стороны и Ватикана скрылась и благополучно дожила до глубокой старости.

Все бывшие союзники Германии в конечном итоге объявили войну Германии. Руководство этих стран, кроме финского, было уничтожено либо своим народом, либо германским командованием за намерение измены.

По мере достижения общей цели – уничтожения гитлеризма, сопровождавшегося усилением военной мощи и международного престижа СССР, противоречия между союзниками начали интенсивно усиливаться, как это видно из данных раздела №10. Достижение же общей цели в мае 1945 года, на явно выгодных для СССР условиях, способствовало дальнейшему развитию этой тенденции. Возникшие при новом переделе мира противоречия интенсивно обострялись и через несколько лет вылились в “холодную войну”, перешедшую затем в новую форму – “необъявленной войны”. Но это уже другой вопрос, выходящий за рамки настоящей статьи.

18. Белые пятна Второй мировой и Великой Отечественной войн

Белые пятна в истории войны всегда являлись потенциальными очагами разночтения, домыслов и фальсификаций. На основании материалов настоящей статьи можно выделить следующие, нуждающиеся в доработке и уточнении вопросы ВМВ и ВОВ.

1. Цели, преследуемые Гитлером в войне, известны, но неизвестны его планы достижения этих целей, в частности, локализация США.

2. Цели и планы Японии в начатой войне нуждаются в конкретизации.

3. Насколько цели Англии и США в войне были общими и насколько противоречивыми? Если между ними возникали противоречия, то каков был механизм их устранения? В частности, делилась ли Англия с США информацией “Ультра”?

4. Требует уточнения вопрос о том, как вели себя в отношении СССР правительства оккупированных Гитлером стран. Войны СССР они не объявляли, но национальные части некоторых из них (Бельгия, Дания, Норвегия и др.) воевали против СССР.

5. Какой информацией о каждой из воюющих сторон владел начальник диверсионного отдела гестапо О.Скорцени, если он не был не только осуждён как военный преступник, но даже не привлекался к суду?

6. Почему Р. Гесс , приговорённый международным трибуналом к пожизненному заключению как военный преступник и отбывающий тюремное заключение в Шпандау, после известия об амнистии, не то покончил с собой, не то был убит (утверждает его сын) в месте заключения?

7. Необходимо дальнейшее уточнение людских потерь воюющих сторон на основе единой методики.

8. Нуждается в уточнении сумма материального ущерба, понесённого воюющими сторонами (по единой методике).

9. Официальное исследование требует вопрос о присоединении Финляндии к Берлинскому пакту 1940 г., о начале военных действий против СССР и главное, об условиях заключения мира с СССР. Почему условия мирного договора были благоприятны для Финляндии и , в частности, почему Маннергейм не был объявлен военным преступником.

10. В ходе боевых действий на советско-германском фронте, как правило, не отслеживается связь между проводимыми частными операциями и не оценено влияние последних на конечный результат проводимых операций стратегического или фронтового масштаба. Особенно это относится к начальному периоду войны, когда в конечном итоге, за счёт частных операций срывались планы немецкого командования.

11. Отсутствуют конкретные сведения о деятельности во время ВОВ сформированного в 1940 г. в Югославии русского охранного корпуса, а также о казачьем полке, сформированном в 1943 г.

12. Отсутствуют сведения о структуре НКВД в годы войны и об итоговых результатах действий пограничных и Внутренних войск, принимавших непосредственное участие в боевых действиях.

13. Совершенно не отражена деятельность Коминтерна во время войн, хотя известно, что сотни деятелей этой организации были замучены в застенках гестапо.

14. Количественно не оценен объем преступлений, совершённых ОУН, ведь в течение нескольких лет они на своей территории вырезали всё неукраинское население, причём больше всего досталось полякам.

15. До сих пор объективно не освещён национальный вопрос в ходе ВОВ.

16. Не освещена деятельность органов юстиции и карательных органов во время войны. В частности, не ясны причины расстрела руководителя Совинформбюро Лозовского.

17. Не подытожена деятельность Управления контрразведки РККА.

18. В отечественных и зарубежных СМИ большое внимание уделялось движению сопротивления на оккупированных несоветских территориях, однако, количественная сторона результатов этих действий ( как это сделано в отношении советских партизан) отсутствует.

19. Не освещён вопрос о судьбе советских военнопленных, возвратившихся на Родину и имевшей при этом место “госпроверке”.

20. Необходимо выявить и установить истину в тех “исправлениях” истории ВОВ, которые были допущены во времена Н.С.Хрущёва.

21. Может быть это и не так важно, но как получилось, что румынский король Михай был награждён орденом “Победа”?

Источники

1. Balanz dez Zweiten Weltkrigs. Hаmburg, 1954

2. Kurt von Tippeskirch. Geschichte des Zweite Weltkrigs. Bonn, 1954

3. Weltkrigs 1939 – 1945. Stutgart, 1957.

4. Военная ордена Суворова первой степени академия им. К.Е.Ворошилова.Сборник материалов по истории военного искусства, т-ма 1-У. Москва. Воениздат, 1955.

5. Большая Советская энциклопедия. Издание второе, М., 1953.

6. Е. Жирнов. Советский принц. Комсомольская правда от 29 сентября 1994.

7. Великая отечественная война 1941 – 1945. Энциклопедия. М., Советская энциклопедия, 1985.

8. Великая отечественная война 1941 – 1945. Словарь-справочник. М., Политиздат, 1988.

9. Д.Люис, Х.Райфс. Игры и решения. М., ИЛ, 1961.

10. Ф. Уинтерборн. Операция “Ультра”. М., ИЛ, 1978.

11. Советская военная энциклопедия, т.2. М., Воениздат, 1976.

12. В.Л.Петров. Страна готовилась к отражению агрессии. ВИЖ, №6, 1995.

13. В.А.Анфилов. Красная армия за год до фашистской агрессии. ВИЖ, №№ 3,4.

14. Г.И.Горшков. Мобилизация есть война. ВИЖ, №3, 1999.

15. Дневники Геббельса за 1939 – 1945 г.г. ВИЖ, №№ 5,6,8, 1994, № 1, 1995, № 4, 1997.

16. В.П. Ямпольский. Конец глобальной лжи: саморазоблачение агрессора. ВИЖ, № 4, 1997.

17. В.Шелленберг. Лабиринт. М-СП-б. Дом Баруни, 1991.

18. Русский архив. Великая отечественная война. Приказы Народного комиссара обороны СССР, т. 13. М., Терра, 1994.

19. З.В.Гребельский. Нападать на СССР Гитлер не собирался. ВИЖ, №9, 1994.

20. В.Кожинов. Загадочные страницы истории ХХ века. Наш современник, №№ 10 – 12, 1998.

21. В.П.Ямпольский. Бездействовал ли Сталин в первые дни войны? ВИЖ, № 4, 1996.

22. А.И.Байдаков, Э.П.Шарапов. Тайну “Цитадели” раскрыли советские разведчики в Лондоне. ВИЖ, № 3, 1999.

23. В.А.Анфилов. Операция “Оверлорд”. ВИЖ, № 1, 1999.

24. Три века Российского флота, т. 3. СП-б. Логос, 1996.

25. Н.А.Вознесенский. Избранные произведения. М., Политиздат, 1979.

26. Д.Ф.Устинов. Во имя победы. М., Воениздат, 1988.

27. Якушевский. Арсенал победы. ВИЖ, № 5, 1995.

28. В.П.Ямпольский. Дипломатия Ненависти. ВИЖ, №5, 1995.

29. Аллен Даллес. Искуство разведчика. М., Международные отношения, 1997.

30. Ю.В.Рубцов. Удары американской авиации по советским войскам. ВИЖ, № 6, 1996.

31. Ф.Сергеев. Тайные операции нацистской разведки 1939 – 1945. М., Политиздат, 1991.

32. Кого же должны помнить? ВИЖ, №№ 5, 6 1991.

33. Палачи. ВИЖ, №№ 4 – 8, 1990.

34. ЦГАОР СССР. Коллекция документов, 1942.

35. В.В.Черепанов. Удары в спину Красной армии. ВИЖ, № 1, 1997.

36. Туркестанские легионеры. ВИЖ, № 5, 1995.

37. А.В.Райков. Индийские батальоны в фашистской Германии. Труды Липецкого пединститута, 1990.

38. А.Ф.Катусов, В.Т.Оппоков. Движение, которого не было. ВИЖ, №№ 4, 7 – 10, 1990.

39. Николас Беттл. Последняя тайна. М., 1989.

40. В.Г.Ямпольский. Чёрные дела белой эмиграции. ВИЖ, № 1, 1995.

41. Л.К.Шкаренков. Агония белой эмиграции. М., Мысль, 1988.

42. В.Костиков. Не будем проклинать изгнание. М., Народное ополчение, 1990.

43. В.Н.Якунин. Велик Бог земли Русской. ВИЖ, № 1, 1995.

44. Гриф “секретно” снят. Потери вооруженных сил СССР в войнах, военных действиях и военных конфликтах. М., Воениздат, 1993.

45. В.В.Гуркин. Людские потери советских вооруженных сил в 1941 – 1945 г.г. ВИЖ, № 3, 1996.

46. В.В.Гуркин, А.Н.Круглов. Кровавая расплата. ВИЖ, № 5, 1996.

47. Потери союзников Германии в войне против СССР. ВИЖ, № 5, 1998.

48. В.В.Гуркин. Людские потери Советских вооруженных сил в 1941 – 1945. Новые аспекты. ВИЖ, № 2, 1999.

49. К.Столяров. Голгофа. М., 1991.

50. В.А.Золотаев. Героические прошлое Родины как источник и основа национальной основы. ВИЖ, № 3, 2000.

 
Новости ВПК